Архив рубрики: В Москву! В Москву!..

ОЧИ АНГЕЛА

Ангелы

1.

Он человек чистейшей души. Не блядовал, не клеветал, не тырил. А ведь приворовывать мог бы! Тянул лямку бухгалтера.

Когда на Страшном суде Костя Желобков предстал перед архангелами Михаилом, Гавриилом и Рафаилом, те пришли в замешательство.

— Ни одного греха! — облизнул пересохшие губы Михаил.

— Слышали бы, как о людях отзывается? — возвёл брови Рафаил. — Все-то у него красавцы, умницы, почти святые.

— Он идиот? — гулко прокашлялся Гавриил.

— Вроде нет… Так устроено зрение. Не видит дурного. Как овца… Так сказать, очи ангела.

— И бухгалтер?

— Сам дивлюсь! — передёрнул белоснежными крыльями Рафаил.

— Как нам с ним? В рай?

— Заслуживает большего, — Михаил пронзительно взглянул на подельников. — Предлагаю наделить его ангельскими полномочиями. И на землю. Пусть подлатает дырявые души.

 

2.

Всех этих разговоров экс-бухгалтер Константин Желобков, конечно, не слышал. Он безмятежно лежал под капельницей в реанимации районной больницы.

— Думаешь, выживет? — медсестра подмигнула подруге.

— Смеешься? Его грузовик переехал!

Сестричка оказалась права.

В назначенный небесами час серебристая душа отслоилась от бренного тела Кости, вспорхнула к потолку, шмыгнула в форточку.

Когда очнулась, то обернулась ангелом средних размеров, абсолютно прозрачным для людского ока.

Новоиспеченный ангел ощупал себя. Вроде, цел…

Что-то за спиной затрещало.

Испуганно обернулся, увидел белоснежные крылья. Свои крылья.

— Я — ангел?! — оторопел Константин.

— Ангел, ангел! — ответили ему с небосвода три архангела.

— И умер?

— Смерти нет…

— Как так?

— Возвращайся на Землю, латать души.

— Латать? Я?

— Блин, ну а кто же?

 

3.

Первым делом ангел Костя, конечно, полетел домой. Утешить жену. Верно, убивается, милая. Не каждый же день мужа переезжает пятитонный грузовик?

Когда вернулся, Нюра резвилась в постели с громадным, кило под сто пятьдесят, мужиком.

Нюра от восторга орала.

— Семь оргазмов, — после катарсиса подытожила мессалина. — А с моим дураком, Костей, у меня и за всю жизнь не было.

— Откинул благоверный коньки? — рыжий детина вытер огромный елдак простыней.

— Отмучалась я… — хохотнула Нюра. — В следующем году сороковник. Теперь всласть нагуляюсь.

— Пожрать чего есть?

— Яичница с беконом.

— Бекон уважаю! — рыгнул великан и погладил обросший черной шерстью живот.

Ангел Костя глянул на всё это безобразие и тихо заплакал. А слёзы, будто махровым полотенцем, вытирал белоснежным крылом.

Чем утешить уязвлённую душу?

Спикировал к своему бывшему начальнику, президенту консалтинговой фирмы «Три поросёнка», Степану Пафнутьевичу Миловидову. Пусть глаз отдохнет на чём-то святом.

 

4.

Миловидов сидел на Мясницкой в роскошном особняке подле пылающего камина.

Вокруг него на турецких пуфиках восседали три мрачных фигуры.

— Не забывайте, — Степан Пафнутьевич воздел к мозаичному потолку указательный перст, — фирма существует лишь для отмазки. Транзит кокса — вот главное!

— Помним, патрон… — шмыгнул коротышка с вылупленными мигалками.

— Кто следующий? — спросил субъект с чирьем на щеке.

Миловидов швырнул на персидский ковер фотоснимки.

— Он! Именно из-за этого фуфлыжника мы в прошлый раз нарвались на наркозаслон. Не промахнитесь…

— Обижаете, шеф! — клацнул железными зубами седой дядька, смахивающий на внезапно постаревшего мальчика. — От козлодоя не останется мокрого места.

— И обязательно контрольный. В лоб! — опустил вежды Степан Пафнутьевич.

— Да хоть сто контрольных… — оскалился коротышка с вылупленными глазами.

Мурашки пробежали по спине ангела Кости:

— Что такое?

В фирме оттрубил он всю жизнь. Его уважали, он сам себя уважал.

Ангел заиграл желваками.

Вся его жизнь, как на ускоренной перемотке, перед ним пролетела.

Вот он, пятилетний карапуз, держит теплую, добрую руку матери.

Торжествующе идет в школу, в портфеле чернильница-непроливайка.

Влюбляется в семиклассницу с алым бантом.

Выпускные… Институт… Свадьба… Жена с верзилой в кровати…

Стоп! Баста!

На каком этапе он превратился в овцу?

 

5.

Ангел Костя принялся летать по Москве вдоль и поперёк.

И всюду мздоимство, предательство, лизоблюдство, разврат.

Костя зарыдал в голос.

— Что стряслось? — свесили бугры голов из-за облака архангелы Гавриил, Михаил и Рафаил.

— Забирайте на небо! — передергивая кадыком, вскрикнул Костя.

— Ты забыл, зачем послан… — с металлом в голосе произнес Рафаил.

— Латать дырявые души, — поддержал подельника Гавриил.

— А не сопли жевать! — отрезал Михаил.

— Вот подлатаешь пару-тройку, — подвел итог Рафаил, — тогда и поговорим о твоем дальнейшем.

— Как латать-то? — вскинулся Константин.

— Сам сообразишь… — бросил сквозь зубы Михаил.

— Ангел, небось, — словно в пулеметную прорезь прицела, сощурился Рафаил.

Костя задумался.

Прежде всего, разумеется, надо подлатать душу своей благоверной. Подлечить от распутства. Потом уже взяться за Степана Пафнутьевича, за наркобарона.

Где сейчас Нюра?

Когда же увидел ее, не поверил глазам.

Она отдавалась сразу трём самцам в таких позах, коих не сыщешь и в шальной Камасутре.

Костя только зыркнул ангельскими очами, как Нюрочка вывернулась, снялась со всех жезлов любви, заорала:

— Вон! Пшли вон!

Мужики, смущенно потупившись, покинули чертоги.

Костя ликующе скользнул под облака.

А когда прилетел назавтра, то увидел, как Нюра отдается рыжей лесбиянке с накладным чёрным членом из латекса.

Костя вновь глянул на жену.

Нюра неотложно оторвала член потаскухи, принялась им лупцевать ее по башке.

Костя пророкотал:

— Самое время, дщерь моя Нюра, о монастыре поразмыслить!

— Да, да! Ну, конечно! — в голос запричитала Анна Желобкова, с омерзением отбросив искусственный фаллос.

 

6.

И тогда Костя вошел в раж.

Именно так он будет латать заблудшие души.

Одну за другой…

Не отскочишь от него, не увернешься!

Своего бывшего начальника, по совместительству наркобарона, отправил ловить бабочек-махаонов в Уругвай.

Кто там следующий? Насильник, врун и подлец?

Работа закипела! Процесс пошел…

Через пару месяцев решил проверить результаты труда.

Полетел в монастырь к бывшей супруге. И застал её в тот самый неприглядный момент, когда та занималась любовью с пупырчатым огурцом.

Ангел метнулся в Уругвай.

Там, раскаявшийся наркобарон Миловидов, вступил в племя людоедов, приобрел статус шамана, танцует голышом с человеческой берцовой костью в руках.

Костя устремился проверять всех остальных.

Там еще круче!

Насильники стали ворами, воры лизоблюдами, мздоимцы лжесвидетелями…

С горя Костя ободрал по перышку белоснежные крылья, кинулся в разврат, стал блудодействовать, заниматься в привокзальных пивных мордобоем, нюхать кокаин, по народному, «кокс».

Архангелы забрали Костю на небо.

— Разочаровал ты нас, паренек… — сплюнул сквозь зубы Рафаил.

— В ад его!

— Это из ангелов-то? Неудобно.

— Тогда на землю… Прочь с наших глаз!

И вот, если вы встретите на земле, или еще где, отъявленного подонка, лизоблюда, наркомана, полностью деградировавшую личность, то знайте, это отставной ангел Константин Желобков.

Умоляю вас, держитесь подальше!

«В Москву! В Москву!..» (издательство МГУ), 2018