МАЛЕНЬКИЙ ЯДЕРНЫЙ ВЗРЫВ

Вулкан

 О, сколько нам открытий чудных
Готовит просвещенья дух,
И опыт — сын ошибок трудных,
И гений — парадоксов друг…
 А.С. ПУШКИН

1.

Продюсер телеканала Иван Дубов яростно мечтал о росте рейтинга.

А этот, подлец, упрямо не рос.

Что г-н Дубов со своей зондер-командой только не делал. Убрал пронафталиненные «Очевидное-невероятное», «Клуб путешественников», «В мире животных»…

Во все передачи вдохнул кислород.

Так вместо «Клуба путешественников» появилась программа «Глаза ужаса», где альпинисты в режиме реального времени срывались с горных отрогов и разбивались в кровавую лепешку.

На вакантном месте «Мира животных» возникли «Животные-садисты», здесь акула-убийца всенародно терзала оторопевшего водолаза.

«Очевидное-невероятное» трансформировались в передачу «Гнусь». В коей творилось такое!

Однако рейтинг не рос…

Дубов вызвал своего первого зама, седого красавца, Платона Лебедя.

— Что будем делать, Платоша? — Дубов клетчатым платком оттер сократовский лоб, умильно замигал голубыми глазами. — Новые телеканалы, как поганки, лезут. А там сплошь отморозки. Утратим мы первенство. Как пить, утратим.

— Нужна внезапность… Петушиный наскок, — задумался Лебедь.

— Конкретно?

— Мысля, как водится, есть… Только пойдешь ли ты, Ваня, на такое…

— Да я готов с чёртом побрататься! Содом и Гоморру назвать Отчизной!

— Маленький ядерный взрыв… — Лебедь нервно заиграл желваками.

— Ядерный? Это хохма?

— Подземный. Такие взрывы вызывают локальные землетрясения. Новейшие разработки Сколково.

— Так-так! — оживился Дубов. — Начинаю улавливать… Наша роль?

— Реалити-шоу «Гибель Помпеи». Выберем городок поуютней. Расставим камеры. Скажем, типовая семья. Все едят малину, попивают чаёк… Вдруг — трах! Девять баллов! Вакханалия, гибель и срежет зубов!

— Мы в шоколаде?

— А то!

— Камеры выдержат?

— Я уже расспросил специалистов о сейсмоустойчивых тележках. Таковые имеются. Эбонитовые стержни в графитовой смазке.

Дубов вскочил, сердечно обнял коллегу:

— Умница! Дерзай, браток! Озолочу с ног до макушки!

 

2.

Типовым российским городком единогласно был признан Урюпинск.

Туда срочно отбыла творческая группа канала, проверить обстановку на месте.

Всё тип-топ!

Укромные улочки, утопающие в благоуханной сирени. Провинциальный брех псов за дощатыми заборами. Тихие, скромные лица горожан, с румянцем во всю щеку. Просто загляденье! Родненькие…

Выбрали заурядную семью Петуховых. Не семья, картинка с выставки. Бабушка, дедушка, папа, мама, сынок и дочурка. Дружный, сплоченный родовой коллектив.

Попили чаёк с Петуховыми. Угостили их печатными московскими пряниками. Продумали расстановку скрытых камер. Старт назначили на следующую неделю.

Поначалу всё шло чин-чинарем. Счастливые Петуховы печатные пряники жуют, мудрое антикоррупционное правительство хвалят, с бараньим восторгом хлопают глазками. А меж тем ядерный заряд уже подвезли. Он, кстати, оказался таким маленьким, что Иван Дубов даже заволновался:

— Не промахнуться бы!

— Этой штукой в космосе парочку метеоритов в пух разнесли, — ковыряясь в зубах зубочисткой из слоновой кости, заметил Платон Лебедь.

— Ну, с Богом!

Зарыли бомбочку в центре Урюпинска, на глубине артезианской скважины. Еще раз проверили крепление камер на тележках.

И взрыв ахнул… Точнее, даже не ахнул. Урюпинск лишь дёрнуло, а ложечка на столе очаровательных Петуховых ласково звякнула о стакан в железнодорожном подстаканнике.

На экранах же телевизоров, прямо во время трансляции «Гибели Помпеи», вспыхнул красочный, заранее заготовленный анонс: «Свежий поворот в новейшем реалити-шоу».

Вся творческая группа замерла. Алчно вожделела землетрясения. Оно же, увы, не торопилось.

— В чём дело, Платон? — нервно махнул рюмку вискаря Иван Дубов.

— В непонятке…

— Может, людей пожалели. Сэкономили на заряде?

— Какие там люди? Специалисты сказали, что от большего заряда земная кора может лопнуть.

— Тогда, конечно…

— Лично я верю в наших российских подрывников. Верю в Сколково.

— А рейтинг? Он в это верит?

Ждали денек и другой. Тишина…

Господа Дубов и Лебедь кусали локти. Ядерный заряд им стоил десятка других программ. Поставил на грань банкротства.

 

3.

Землетрясение ахнуло почему-то в Москве. По шкале Рихтера в три балла.

— Это еще что за новость? — диву дался Дубов.

Лебедь опрометью кинулся к спецам, а те пояснили, мол, в принципе такое возможно, взрывная волна по неведомым земным разломам может уйти куда угодно. Хоть в Рио-де-Жанейро.

А Урюпинску хоть бы хны. Живет в провинциальной сонной сказке. Весь в обморочно душистой сирени, в задорном лае цепных собак. А семья Петуховых, стервецы эдакие, сидят за столом хрумкают халявные московские печатные пряники, попивают чаёк из расписного блюдечка.

Рейтинг, конечно, близок к нулю. Кто этакую мутотень глядеть станет?

— Ну, и как, Платоша? — злобно сглотнул Дубов.

— Хочешь, ударь мне в морду, — предложил Лебедь.

— А это поможет? — чуть не заплакал генпродюсер. — Ладно, давай еще подождем.

Они дождались.

Землетрясение вновь «осчастливило» город на Семи Холмах.

Шарахнуло так, что несколько районов хрущоб легло в пыль.

На другой день на одном ведущем телеканале появилось реалити-шоу «Прощай, Москва!». Везунчики коллеги снимали рухнувшие пятиэтажки, брали эмоционально насыщенные интервью у осиротевших горожан.

Рейтинг у этого канала взлетел под облака. Понятно, взлетели под облака и рекламные сборы.

Дубов в сердцах схватил Платона Лебедя за грудки:

— Это катастрофа!

— В Москву! В Москву!.. — сразу тремя чеховскими сестрами заблеял Платон Лебедь.

Срочно отбыли в столицу, разбросали камеры на эбонитовых стержнях возле самых ветхих строений.

Да что толку?

Вокруг, как шакалы, бродят конкуренты. Кусок мяса вырвут из глотки.

Появилась уйма спецшоу: «Апокалипсис», «Не всё коту масленица», «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!» и т.д. и т.п.

Внезапно пришло сообщение из Урюпинска.

Там тоже заиграла земная кора. Рухнула на бок пожарная каланча, ушел под землю гранитный памятник В.И. Ленину. Но разве сравнишь Москву с Урюпинском? В столице любое горе выглядит, как конфетка.

Следующий толчок в Златоглавой был шуточным. Лишь опрокинулось навзничь колесо обозрения в парке А.М. Горького. Случилось это глубокой ночью. Увы, никто не погиб. Лишь какой-то незадачливый пенсионер, увидев крушение колеса, сломал свою вставную дешевую (китайскую) челюсть.

Зато третий толчок оказался на славу.

Сразу ушла в разлом готическая сталинская высотка на Котельнической набережной, а рекламный щит на Тверской раздавил в лепешку автомобиль директора «Матросской Тишины».

Спеша к раздавленному тюремщику, Дубов с Лебедем ехали по улице Королева. Они внутренне ликовали. Хоть на чужом пиру, а свой кусок ухватят.

Земля дернулась. Останкинская башня покачнулась, макушка ее отломилась и ахнула поперек дороги.

Мириады осколков…

Дикий скрежет тормозов…

Воздушной волной из мерса творческих работников выбило окна.

— Эх, такое бы заснять! — Платон Лебедь смахнул с лица стеклянные осколки. Улыбнулся страдальчески и откинул голову набок.

У Ивана Дубова из носа и ушей хлестала кровь.

Сознание генпродюсера (эффект катарсиса!) перевернулось.

Он вдруг вспомнил пронафталиненные «Очевидное-невероятное», «Клуб путешественников», «В мире животных».

Как только утихнет землетрясение, он примется за реконструкцию оных.

Плевать на рейтинг!

«Колесо смеха», 2007

Запись опубликована в рубрике В Москву! В Москву!... Добавьте в закладки постоянную ссылку.

5 комментариев на «МАЛЕНЬКИЙ ЯДЕРНЫЙ ВЗРЫВ»

  1. Карасовец говорит:

    В порядке. Интересно и поучительно.

  2. Борис Худимов говорит:

    Это уже попахивает талантищем. Подойдет коммент из лексикона Эллочки: блеск!

  3. Светлана Франц говорит:

    А жаль, что «Очевидное-невероятное» больше не показывают…

  4. Виталий Иванов говорит:

    «… В столице любое горе выглядит, как конфетка…» — шикарно)

  5. Татьяна говорит:

    Я б не удивлюсь, если такое происходило бы на самом деле! Спасибо. С удовольствием читаю.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *