НАТАЛИ

Published by Pixmafia.com

1.

Я встретил её на Преображенском рынке. Она бойко торговала китайскими босоножками. Орды возбужденных женщин толкались подле нее, примеряя на картонках изделия восточных братьев.

Я стопорнул чуть в стороне и любовался ею.

В ней все чудо! Бирюзовые глаза, коса до пояса, точеный подбородок, щиколотки (я их не видел, но догадывался, что они очень тонкие, как у арабского скакуна), и черная, словно шпанская мушка, родинка на виске.

Мне постоянно мешали дети гор.

«Побэрегись! Да-арогу!» — орали они, толкая перед собой тележки с раздутыми полосатыми мешками.

— Идите к чёрту! — пытался возражать я.

Московские кули лишь скалили золотые зубы и агрессивно темнели и без того загорелыми лицами.

Тогда я решился и подошел к обворожительной негоциантке.

— Как тебя зовут, милая?! — перекрикнул я горластых дамочек.

Бирюзовые глаза красавицы заволоклись туманом.

— Натали! — произнесла она так тихо, что я еле расслышал.

— А я — Юра Козлов!

— Красивое, древнее имя.

— Где мы увидимся?

— Приходите в полночь к памятнику Пушкина.

— Именно полночь?

Девушка потупилась, и в это самое время какая-то толстая, усатая тетка, так саданула меня локтем в живот, что я скрючился, и волчком отлетел в сторону.

 

2.

Дома, на Шереметьевской, я принялся лихорадочно готовиться к встрече.

Почистил немецкой пастой зубы с двух сторон, погладил брюки со штрипками, выщипнул парочку нахальных волосков из ноздрей.

Из зеркала на меня смотрел ухарь с чуть вклинивающимися залысинами.

«Ничего! — твердил я себе. — Мы еще пробьемся! Мы еще докажем свету право на большую любовь!»

В полночь, я как штык, стоял у бронзового изваяния кудрявого поэта. На одном плече гениального дуэлянта, мрачно нахохлившись, сидела угольно-черная ворона, с недоумением наблюдая, как я шуршу золотыми листьями (стояла золотая осень).

Натали всё не было.

«Неужели продинамит? — изумлялся я. — Я решительно начну презирать женский пол».

— Юра Козлов! — серебристо прозвучал голосок моей кудесницы. — Заждался, бедный?!

— Опоздание на сорок минут и пятьдесят три секунды.

— Ой, ты не поверишь, я не могла выйти из дома. Заел ключ в замке.

— Вот как! — смягчился я.

Натали продела в крендель моей мускулистой руки свою лапку.

В жемчужном свете полной луны барышня предстала еще обворожительней, чем на рынке.

Огромные ее глаза, доверчиво распахнутые, с загнутыми мохнатыми ресницами, мерцали кошачьими искорками:

— Юра, ты любишь Пушкина?

— Не особо, — замялся я. — Гробовщики… Русалки… Нечисть всякая!

— Ах, как жаль! — запечалилась девушка.

— Раньше я вообще читал одну Агнию Барто, — я попытался спасти свой покачнувшийся рейтинг. — Однако я упорно развиваю вкус! Недавно прочитал «Остров сокровищ».

— Молчи! — Натали прохладной ладошкой закрыла мне рот. — Мы отправимся гулять на Патриаршие? Да?

— Здесь рядом.

 

3.

Патриаршие встретили нас оглушительной тишиной.

Скамейки с гнутыми спинками, стоящие по периметру пруда, были завалены бронзовыми листьями.

По поверхности воды плясала, дробясь и подмигивая, лунная дорожка.

Я страстно обнял Натали, спина её оказалась узкой, прощупывались ребрышки, поцеловал в губы.

Знаете, я много за свою почти бесконечную жизнь целовал разных женщин.

Губы одних напоминали лепестки роз. Других — плоды персика. Остальных — портвейн «777» и матерые папиросы «Беломорканал».

У моей Натали губы чуточку отдавали тиной и пресной водой. И были на удивление холодны.

Озноб пробежал по моему позвонку.

— Мне так хочется, чтобы ты полюбил Пушкина, — мелодично произнесла девушка, ловко освобождаясь из моих цепких объятий.

— Я его обязательно полюблю, — яростно прохрипел я. Меня начинала бить сексуальная лихорадка. Тело красотки на ощупь оказалось более упругим, чем можно было предположить. С такими милыми выпуклостями и впадинками.

Я опять жадно обхватил Натали.

— Пусти же, Юрка! — жалобно вскрикнула девушка. — Сначала ты должен увидеть мой дом.

— Где же твой дом, дорогая?! — я громко щелкнул зубами, пребольно укусив свой язык.

— А вот где…

Натали через голову сняла, шитый украинскими крестиками, сарафан.

Под сарафаном ничего не было!

То есть, как это не было?! Было!

Молодое, сильное, нежное тело, напоминающее своими изгибами музыкальный извив арфы.

Изящная спина с узкой талией и слегка полноватые ягодицы.

«Да, в качестве топ модели она явно не годится, — молнией сверкнуло в мозгу. — Что ж, может быть, это и к лучшему.

Девица, по-спортивному изогнувшись, прыгнула в пруд.

Луна фотографически зафиксировала в ночном воздухе взметнувшиеся светлячки брызг.

— Иди же ко мне, сладкий! — засмеялась Натали. — Али боишься?

— Да я на медведя с голыми руками хожу! — гордо воскликнул я и тут же покраснел от своего вранья. Косолапых я видел только в зоопарке, на Баррикадной.

— Так иди же.

— Как-нибудь в другой раз. Холодновато…

Натали нырнула, концентрические круги сошлись над ней.

Она не появлялась ровно сорок минут и пятьдесят пять секунд.

Я уже мысленно попрощался с божественной ныряльщицей. Зря!

 

4.

Она вынырнула в центре водоема и бойким кролем поплыла ко мне. Легко запрыгнула на парапет, совершенно не смущаясь восхитительного мыска внизу живота.

— Жаль, что ты со мной не поплыл. Вдвоем мы бы принесли больше, — сказала наяда и высыпала мне на колени горсть золотых монет. (А это были именно золотые монеты, я тут же их кинул на зуб). — Царской чеканки, — пояснила щедрая красавица. — Им цены нет.

Какое чудесное преображение! Теперь не нужно думать о хлебе насущном!

— Да кто же ты, Натали?! — с искренним восторгом воскликнул я.

— Русалка.

— Где же твой хвост?

Натали смущенно опустила русую голову:

— Я русалка-мутант. Без хвоста. Нравлюсь тебе?

— Очень! — широко улыбнулся я, ссыпая полновесное злато себе за пазуху. — Только накинь сарафанчик-то. Чай, не лето!

— Русалки — хладнокровные, — не без потаенной горечи усмехнулась Натали. — Что нам…

 

5.

В следующее воскресенье мы с Натали будем справлять трехлетие нашей совместной жизни.

Деревянная свадьба!

Я убедил женушку оставить Преображенский рынок, ведь дно Патриарших буквально выстлано золотом.

Да! У нас родилась девочка. Нормальная, без хвоста. Мы ее назвали Аэлитой.

Все к лучшему!

На дармовом золотишке жизнь налаживалась.

Мы прикупили за городом великолепный особняк в стиле ампир. Вокруг грибной лес, а сразу за домом небольшой, но глубокий пруд.

Натали ныряла в него, злато пока не нашла, зато накоротке сошлась с местными русалками.

Все бы ничего, да только Натали страшно ревнует меня к ним.

Смешно! Женщин с рыбьим хвостом я на дух не переношу.

Хотя некоторые из них, по пояс, очень даже ничего, славненькие.

«Частная жизнь», 2006

Запись опубликована в рубрике Записки PlayboЯ. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

12 комментариев на «НАТАЛИ»

  1. Наталья М говорит:

    Утро, кофе и рассказ Артура! Прекрасное начало дня! Спасибо! Добра!

  2. Serge Grig говорит:

    Пушкина то, Козлов полюбил или нет?

  3. Наталья М говорит:

    Как всегда, прочитала с большим удовольствием!

  4. Интересно, прочитала с удовольствием. Спасибо)

  5. Борис Худимов говорит:

    Из романтического цикла. Здорово!

  6. Oxana Klein говорит:

    Как всегда, с удовольствием!

  7. Джин К. Симмонс говорит:

    У Бунина, по-моему, как-то гораздо печальнее заканчивается!

  8. Николай Вдовин говорит:

    Хотя деревянная свадьба — это 5 лет, с такой красоткой можно и перепутать 🙂

  9. Игорь Зайцев говорит:

    Понравилось всё, кроме «…шуршу золотыми листьями (стояла золотая осень)». Второе золото, ИМХО, перебор, почти тавтология. А «гениальный дуэлянт» — специально или нет — очень изящно в своей ироничной двусмысленности.

  10. Что с экологией творится, даже русалки мутируют.

  11. Борис Худимов говорит:

    Мне понравилось. У тебя часто добро побеждает кого угодно.

  12. Natalia Russetski говорит:

    Хорошо утро начинать с ваших рассказов, настроение вмиг улучшается. А про ключи — это часто бывает, именно когда идёшь на свидание)))))))))))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *