СПЯЩАЯ КРАСАВИЦА

1.

Риточка Мурзич, 27 лет, девушка красы редкой. Невысокая, крепкая, с доверчивым взглядом. Портили её лишь татарские скулы. Ну, это для кого как! Червоточинка на наливном яблочке делает его только желанней. Значит, настоящее. Без генных мутаций и нещадного кормления пестицидами.

Обстоятельства у Риты складывались благоприятно. Папа работал во «Внешэкономбанке». И ни какой-нибудь шестеркой, шелупонью, а чуть ли не самим вице-президентом. Или бери выше! Маргарита закончила с красным дипломом институт «Стали и сплавов». Впрочем, металлы ей как-то сразу набили оскомину, и она стала выходить на улицу с мольбертом, запечатлевала картинки московской суетной жизни.

И чем больше рисовала маслом, углем и даже пастелью, чем пристальней вглядывалась, тем сильнее уязвляла свое нежное сердце. Почему при такой дорогущей нефти, строительном буме, снующих там и сям лексусах, у русаков будто судорогой искривленные лица?

Что-то не так!

Рита, упрятав подальше мольберт и тюбики с краской, отмыв кисти из беличьей шерсти, кинулась к литературе по психологии.

Проштудировала 12 томов прославленного Андрона Куропаткина, 22 фолианта не менее прославленной Луизы Хэй, поняла с оторопью — мы не любим себя. Разучились! Где, блин, улыбка нирваны?

Маргарита прошла ускоренные курсы психотерапевтов и организовала фирму «Надежда».

Денег не брала, это клиентуру слегка настораживало. Заглянуло только несколько посетителей, а потом как корова слизнула.

— Дочурка! — утробно хохотал отец, Ерофей Мурзич. — Бесплатный сыр только в мышеловке. Лупи с чуваков ломовые бабки. Только тогда попрут.

— Папа, как ты груб… — Рита опускала темно-русую голову.

— В твоем наплевательстве на финансы они видят что-то сугубо личное. Или ты крейзи, либо замышляешь лихое.

— Например? — каменели татарские скулы.

— Хочешь втереться в доверие, а потом — бац! — отхапать их хибарку. Переписать ордер на свое имя.

— Ладно, пока… Пошла я к себе.

— Иди! А ведь согласись, неплохое гнездышко батька прикупил тебе на Чистых Прудах? С видом на пруд, легендарный, воспетый, не хухры мухры, самим Бродским.

— Чмоки-чмоки…

— Вот! — папа достал из кармана глянцевый конверт. — Нам в банке подкинули ежеквартальную премию. Сделай себе к Рождеству гостинец.

Рита усмехнулась:

— С завтрашнего дня, так и быть, буду драть с клиентуры три шкуры.

— Лапа, это жизнь! Не забалуешь.

— За гроши спасибо.

— С наступающим Рождеством, детка!

2.

Первым клиентом за солидный гонорар оказался Андрей Полупанов, бизнесмен и ловелас, поклонник учения Будды, любитель устриц взбрызнутых лимоном и мизантропа Ницше. Где-то под сорок. Голубые глаза радостно сияют как два китайских фонарика.

— Что вас тревожит? — Рита изящно перекинула ножку на ножку.

— Маргарита Ерофеевна?

— Ну?

— После присоединения Крыма у меня дрожат руки. Тремор. Вискарь не могу налить.

— Пьете?

— Иногда. Не в этом беда.

— С Крымом связано что-то интимное?

— Я рыботорговец. Фирма «Веселый дельфин». До конфликта с Украиной промышлял керченскими бычками и ставридой.

— Будьте добры, короче!

— После аннексии из-под меня будто выбита почва.

— Ложитесь, Андрей Матвеевич, на кушетку. Снимите галстук. В нем вы будто удавленник.

— Ну и сравнения! — Андрюша трясущимися руками сорвал удавку.

— Закройте глаза. И расскажите мне ваши последние сны.

— Они жуткие… Наш президент РФ расстреливает меня из АКМ на Красной площади.

— Расслабьтесь! И уберите руки с груди, вы не жмурик.

С Полупановым разобралась быстро. Соскоблила с его подсознанки ночные кошмары, купировала проблему освобожденного Крыма, посоветовала вместо погребального Ницше читать кристально-простого Куропаткина, жирные устрицы сменить легким творожком, желательно козьим.

— Сплю что малютка! — усмехался Матвеевич. — Крым волнует не больше Сицилии или, скажем, какого-то, прости господи, Крита. Будто в сказочно молоко окунулся. Скушал молодильное яблочко.

— Протяните руки!

— Они не трясутся… Ницше, подлеца, сжег в камине. Читаю Луизу Хэй совокупно с Андрюхой Куропаткиным.

— Ай, молодца!

— М-да… Как бы я мечтал иметь такую супругу, как вы. Ведь я холостой. И богач! Бизнес мой опять пошел, сучка, в гору.

Рита смущенно опустила темно-русую голову:

— У нас разница в возрасте.

— 10 – 15 лет? Плевать! Будете под моим крылом купаться в наличности.

— Мой папа — ферзь во «Внешэкономбанке».

— Замечательно! Как раз у него и получу ссуду на расширение своего рыбного бизнеса. Соглашайтесь!

— Как вы с кондачка, нахрапом. Пригласили бы в кабачок «Бедные люди». Или на каток, он рядом, на Чистых Прудах. Я на коньках — вылитая Анна Каренина.

— Это можно. Только сегодня на пару недель улетаю в Бразилию. Потом вернемся к нашему разговору. Подгоню, кстати, вам из Южной Америки богатых буратин. Там, кроме диких обезьян, прорва русских психов. Сами знаете, после Крыма вся страна психически скособочилась. Многомиллионный филиал Кащенко.

— Какой вы смешной!

— А какова моя сексуальная сила! Я о постели… Взвейтесь соколы орлами! Или беркутами. Узнаете, ахните.

3.

Под Новый год президент РФ выступил по ТВ с программной речью. В ней он сравнил Русь с косолапым. Мол, США жаждет вырвать у него клыки-когти, выпотрошить, да и набить жухлой соломой. Потом выставить с лампочками вместо глаз в чикагском ресторане для отмороженных гангстеров.

— Чего он несет? — Андрей позвонил Рите. — Наступает зима? Ядерная?

— Вы из Бразилии?

— Ага! После выступления нашей альфы и омеги рубль потерял больше половины стоимости.

— Все суета сует.

— Сомневаюсь. А клиентуру вам, как и обещал, подгоню. Из разорившихся. Кретинов сейчас — выше крыши. Дерите с них полновесной валютой. За наш деревянный скоро, похоже, будут давать только в морду.

Полупанов оказался провидцем. Психопаты к ней пошли гуртом, косяком. Торговцы движимым и недвижимым имуществом, рестораторы и содержатели тайных притонов, политики обанкроченные после санкций, чеченские джигиты с боевых полей Донбасса.

Гонорары Рита теперь брала валютой, при виде рублей люто плевалась.

У одной мадам, владелицы фирмы «Невестушка», Гликерии Чмокс, требование валюты вызвало приступ ярости.

— Девочка моя! Дорогая! Мармеладная! Берите деревянные, пока даю.

— Зачем? Оклеивать стены в сортире?

— Вот она молодежь! — трясла седенькой головой с бриллиантовой диадемой Гликерия Иоанновна. — Никакого уважения к старшим. А ведь я свадебные платья шила даже для кремлевских партайгеноссе. Сам президент РФ к ним приглядывался. А после скандального шума в желтой прессе о малолетней гимнастке, ретировался.

— Бабушка, до свиданья! Оставьте при себе ваши рваные. Расценивайте это как мою благотворительность. От страха заходить в лифт я вас избавила? Вот! Ну, так, чао-какао.

— Ты заснешь на три года.

— Повторите?

— После аннексии Крыма у меня открылись паранормальные способности. Я вижу будущее. Как на ладони.

Рита изящно перекинула ногу на ногу, хотя интересных мужчин поблизости не было.

— До свидания! У меня там живая очередь.

— Заснешь на три года. Уколовшись швейной иголкой! — щелкнула фарфоровыми зубами старушка.

— А разбудит меня поцелуем принц на белом коне! — расхохоталась Рита.

— Именно так! — бабушка вытащила из копны волос бриллиантовую диадему. — Забирайте себе, раз моими рублями брезгуете.

У Риты сверкнули глаза. Эта диадема была какой-то ручной сборки. Не Китай! А Париж, бляха-муха, с Брюсселем.

— Знаете, я ее возьму! — Рита укрепила диадему на своей очаровательной головке с крепкой не трясущейся шеей. — Не зря же я над вами энергично работала.

— Чмоки-чмоки! — удалилась г-жа Чмокс.

4.

Слава о Ритуле разошлась по всей Златоглавой. Проект «Надежда» оказался вдруг востребованным. У нее лечился от ужаса перед гадящими голубями сам нефтяной магнат Мойша Иванов. Приходила к ней после 11-го аборта телезвезда Ксанка Собак.

— Милочка моя, надо предохраняться! — с порога огорошила ее Маргарита. А потом медленно и методично стала лечить ее от панических приступов нимфомании, от ужаса быть отвергнутой фаллическими мужчинами.

А жизнь на Руси становилась все хуже и хуже. Крымский Рубикон позади. Впереди лишь лавина санкций. Дельцы нищали на глазах, переходя в отряд бомжей. Орды нищих тупо слонялись из угла в угол.

А офисный планктон?! Еще недавно мирно сидели в теплых офисах с озонированным воздухом, играли на компе в радужные шарики, теперь же им приходилось сбиваться в вооруженные стаи и грабить еще чудом оставшихся толстосумов.

После упоительно взлета «Надежды» грянуло и ее не менее поразительное падение.

Народ уж не думал о психике, пожрать бы чего, картошку, гречку, крапиву какую-нибудь, брюкву.

Короче, деньги у Маргариты закончились. А доллары с евро были строжайше запрещены Госдумой под страхом мгновенного расстрела. И Рита решила выменять бриллиантовую диадему г-жи Чмокс на буханку теплого ситного хлеба.

Куда диадему спрятать? Ведь офисный планктон на улице ее тотчас обнесет. Решила сунуть в декольте, к нежным грудям. Пальцы от волнения тряслись. Будто тремор запойный. Хотя ничего спиртного в доме не было. Одна валерьянка. Да и то просроченная.

Кольнула себя в самую грудь. Не потребовалось и швейной иголки.

Ошибочка вышла, госпожа Чмокс! Дурная пророчица.

Рита легла на кушетку. Вытянула ножки. Глубоко и блаженно вздохнула.

Хорошо еще, что именно в этот день ее решил навестить папа Е.Е. Мурзич. Банк его, конечно, вылетел в трубу, однако он недурно жил, выкапывая на даче в подмосковном Томилино один золотой брус за другим. Дома пилил их стоматологической болгаркой, толкал на рынке. И в целом поддерживал прежний статус-кво, даже кушал в единственно сохраненном ресторане на Баррикадной кроличьи языки во французском грибном соусе, запивая шампанским «Мадам Клико» 1961 года.

А вот о дочке как-то забыл. Всё дела, дела…

Своя рубашка, как известно, ближе к телу.

Тут вспомнил, завернул брусок золота (5 кг) в газету «Завтра», отправился пешком (транспорт почти не работал) к родной кровинке.

Пришел и видит такой поворот, зигзаг судьбы, дочка спит, без задних ног, даже похрапывает.

Стал ее трясти, шептать, потом и орать в ухо «Доча, доча!». Хлестко бить по щекам. Делать массаж сердца. Безрезультатно! Спит крепче прежнего.

«Летаргический сон! — озарило Ерофеича. — Медицинские случаи, описаны беллетристами Эдгаром По и лягушатником Шарлем Перро».

Папа взвалил дочку на плечо (мужчина он крепкий), раскорякой вышел на улицу. Свистнул частника. Они еще попадались. И отвез дочурку в тепло, в альма-матер, точнее, в отчий дом.

5.

В летаргическом сне Рита пребывала ровно три года. И она не просто лежала чурбан чурбаном, нет! Она видела сны золотые, вроде героини романа Чернышевского «Что делать?», Веры Павловны.

Поганые америкосы и сгнившая гейропа повержены. Не обошлось, правда, без одной-двух ядерных ракет. Сланцевые проекты США прихлопнуты, скважины законопачены уральским воском. Нефть опять в цене. Папа Риты, Ерофей Ерофеевич, восстанавливается во «Внешэкономбанке», ему выплачивают моральную компенсацию, просто чумовые бабки. Вновь он финансовый туз, бери больше, джокер.

И Россия уже не чучело, не выпотрошенная медвежья шкура, она встала с колен. Довольно ходить на четырех подлых точках.

Люди воскресли. Ни шизофреников, ни психопатов. Фирму «Надежда» можно закрывать. Маргарита этому только рада.

Мурзич с головой окунулась в творчество. Рубль окреп, а за ним и радугой расцвели на лицах русаков улыбки. Рисуй их углем, пастелью, гуашью. Любо-дорого! Косяком потянулись в Россию и азиаты. Рита с наслаждением живописала их обветренные степными норд-остами скулы.

Художества Риты с радостью заметили индийские эксперты. Организовали выставки в Бомбее и Дели. А за ними пришло и международное признание. Хотя америкосы и гейропа что-то кочевряжились, верно, от латентной зависти и духовной импотенции. Плевать на них!

Андрей Полупанов, бонвиван, отважный рыботорговец, обожатель устриц, сделал ей официальное предложение. Свадьбу наметили сыграть в мае. Индийская диаспора Москвы обещала подогнать на торжество стадо слонов, увитых венками лотосов и русской черемухи.

Вот такие сны… Ей бы спать и спать.

А разбудил ее принц.

Да-да!

Дело в том, что на территории Донбасса возникло королевство, а принцем оказался Андрей Полупанов, он был сыном Матвея Полупанова, знатного казачьего атамана, и провозглашенного народом королем.

Андрюша Полупанов вдруг о Рите вспомнил. Прибыл из своего Донецкого дворца в Москву, на Киевском вокзале купил букет алых роз, нашел Мурзич, да и поцеловал в губы.

6.

Рита проснулась.

С добрым утром!

У кровати, точнее у хрустального саркофага, Андрей Полупанов, рыбный король, и папа, восстановленный во всех регалиях в козырном банке. Мамы нет, она во время кризиса умерла от инсульта. Все мы смертны.

— Что-то я разоспалась… — зевнула Рита.

— Спала ровно три года! — оскалился папа.

— Я тебя, голубка, разбудил поцелуем, — пояснил Полупанов. — Можешь меня поздравить, я теперь принц Донбасса.

— На белом коне? — ахнула Рита.

— В Луганске белый конь, точнее целый табун, имеется.

Рита живо вскочила из своего хрустального гробика. Поразительно, ученые это потом объяснят, за годы неподвижности руки-ноги ее не утратили молодой подвижности, даже стали живее.

— Значит, госпожа Чмокс не врала! — потерла виски.

— Кто такая Чмокс? — приподнял бровь Ерофей Ерофеевич.

— Одна старая стерва из фирмы «Невестушка».

— Кстати, о свадьбе, — осклабился Андрей. Встал на одно колено: — Открой эту бархатную коробочку.

— Что за дела?

— Думаешь, я шел к тебе наобум Лазаря? Нет! Я прикупил обручальное кольцо. Станешь Донбасской принцессой.

— Как мило…

— А Россия, доча, встала с колен! — приосанился Ерофей Ерофеевич. — Хотя пропасть пришлось перепрыгивать в два приема. Ну, это ничего. Мы теперь на коне. На белом. Или в яблоках. Какая разница?

— Сколько стоит баррель? — еще не веря своему счастью, прошептала Рита.

— 200 баксов! — хохотом покатился наследный принц.

— А бакс, как во времена СССР, всего 76 копеек, — рявкнул счастливый папа.

«Убить внутреннюю обезьяну» (издательство МГУ), 2018, «Наша Канада» (Торонто), 2015

7 мыслей о “СПЯЩАЯ КРАСАВИЦА”

  1. Уважаемый Артур, живой, юморной, захватывающий рассказ — браво!!! Работа фантастической лаборатории в вашей черепной коробке в разгаре. Так держать и продолжать. Желаю удачи!
    С искренним уважением, Ариша.

  2. «Спящая красавица» — сказка со счастливым концом, а у в Вашей потрясающей истории, всё только начинается — цены на нефть скачут, Россия встала с колен, и планов, видимо, у её руководителей громадьё… И как-бы ни билась эта жизнь, чуть ли не замирая, не прекращаясь, но всю страну погрузить в летаргический сон невозможно. К сожалению, Ритины «золотые» сноведения — воззрения на жизнь и желания многих любителей зомбоящиков. Агрессия, категоричность захлёстывает. Такой ценой встать стране с колен и увидеть весь мир в пропастях, уверенно восседая на белом коне и надеясь не ввалиться самим в одну из них? Мечта, к которой вещатели подводят многих. Не понимая, что эта мечта и есть та самая страшная пропасть…

  3. Ваш воскресный юмор читается, как рождественская сказка. Спасибо! Кстати, сегодня — Новый год по восточному календарю.
    Поздравляю Вас с Новым годом серебристой крысы или ежа! И желаю новых откровений и новых рассказов!
    В этом же рассказе особенно поразили сны Риточки, они гораздо красочнее снов Веры Павловны из «Что делать?» Чернышевского.
    И весь текст наполнен намеками на безрадостную «житуху» современной России, где основа благосостояния зависит от цены на нефть:
    «— Сколько стоит баррель? — еще не веря своему счастью, прошептала Рита.» — как Вы пишете в финале. Но в жизни такое может не случится и не только из-за успешного продолжения Сланцевых нефтяных проектов США, но и из-за волны альтернативных источников энергии и проектов Илона Маска во многих странах.
    Смутило Ваше «Не обошлось, правда, без одной-двух ядерных ракет.» — Но разве в наши дни оставит кто-то такой удар без ответа??? Кругом и даже у арабов развелось ядерное вооружение.
    Умоляю, поосторожнее с такими предсказаниями, они иногда сбываются.
    Жду Ваших новых рассказов,
    С.М.

  4. Спасибо за Ваш сатирический юмор, в котором как в зеркале отражена вся современная Россия. И описывать её по-другому, значит брать на душу грех. Ведь наши детки-конфетки и внучки-пипетки когда-нибудь предъявят счёт за вранье. Комедия разыгрывается на наших глазах. Мало того, что дядя, который незаконно в своё время прихапал власть, над нами издевается, так он вместо того, чтобы двигать экономику, замутил нам: тут играем тут не играем. То голосование, то референдум, то не очень. Короче пипец!
    Желаю уважаемому автору творческих сил для продолжения изобличения всей этой мерзости, которая не позволяет России вылезти из рабства.

  5. Забавно! 🙂 Однако латинизм «альма матер» употреблен не точно («И отвез дочурку в тепло, в альма-матер») — так обычно называют родное учебное заведение, а не родной дом.
    Творческих успехов!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *