ИСТОРИЯ МОЗГОВОГО ГИГАНТА

К огда меня спрашивают о том, сколько человеку ума нужно, я всегда вспоминаю моего приятеля, учителя зоологии Герасимова, Сергея Львовича, обладающего умом чудовищной силы.

Порой громадный ум угнетал и самого Герасимова, он начинал дурить, ходил в оперетту, посещал отстойные ночные клубы, ухлестывал за девицами авантюрного поведения.

Однако после разгула (на зарплату учителя особенно не разгуляешься), все возвращалось на круги своя, и, мрачно сидя на диване, Сергей Львович говорил:

— В детстве я смеялся над калькуляторами, теперь я хохочу во все горло над компами! До чего же ничтожны их возможности в сравнению с моими! — И после печальной паузы. — Боже мой, почему я до сих пор не женат?! Как мне хочется похлебать свежих, семейных щей, съесть бутербродец с салом, перемигнуться с женой…

Сергей Львович вставал с дивана, подходил к окну и, глядя на соседний дом, говорил:

— В этом доме сегодня произойдет убийство, две кражи, а один юноша напишет недурной стишок. Из этого юноши получится новый Лермонтов. Кстати, Лермонтову тоже не везло с женщинами…

— Да найду я вам жену, найду! — успокаивал я его.

— Найдете? — саркастически улыбался он. — Ну, ну…

Стал приводить я к Герасимову девушек разного возраста и разной интеллектуальной мощи.

Мне, вулканологу, найти женщину — раз плюнуть.

Никто не подходил взыскательному Сергею Львовичу.

— Все вы не тех арканите, — с легкой обидой говорил мне гигант. — Ваша Лиза — просто смех курам. Не знает, сколько букв в триллере Ивана Сергеевича Тургенева «Му-Му».

— Помилуйте, — вскрикивал я, — но Жанна? Она свободно изъясняется по-киргизски!

— Эта, которая с черными бровями? — зевая, переспрашивал Сергей Львович.

— Да, — кивал я.

— Не люблю чернобровых, — хмурился Сергей Львович. — Видно на роду мне написано жить соло.— И печально ронял: — Кстати, у вас завтра на левой ягодице появится небольшой прыщик…

— Прыщик! — ужасался я. — Я собирался к вулканам в Японию.

— Через два дня прыщик пройдет сам собой, — успокаивал меня Сергей Львович. — А ваш вулкан еще будет спать пару лет.

Я склонял голову пред мозговым титаном.

— Неужели я так и не найду себе благоверную?! — собрав складки высочайшего лба, спрашивал Герасимов.

И ведь нашел я ему жену.

Отыскал зазнобу!

И хотя он говорил, что не боготворит чернобровых, именно чернобровую.

Хохлушку, хохотушку.

Этакую разбитную бабенку, смачно готовящую щи из кислой капусты на сале.

Звали ее — Светлана.

Обручились они, когда я был в срочной командировке в Туркмении у весьма любопытного разлома.

И вот пришел я к ним, уже супружеской чете в гости.

Встречает меня Светлана в каком-то кокошнике, с расшитым полотенцем через руку. Низко мне кланяется:

— Здравствуйте, Юрий Козлов!

Захожу я на кухню, а там мой приятель сидит, мозговой гигант Герасимов.

— Здравствуйте, — говорю я ему.

А он огромный бутерброд с салом ест и, как сыч, молчит.

— Отведайте щи! — предлагает мне Света, поправляя платье на высокой груди.

А мне не до щей.

— Сергей Львович! — окликаю я своего приятеля. — Эй! Здравствуйте!

Молчит приятель. Нем как рыба.

Светлана заметила мое недоумение и говорит:

— А он ведь после свадьбы себе зарок молчать дал.

— Что такое? — удивляюсь.

— Надоела ему мозговая мощь, — поясняет Светлана. — Теперь он до конца жизни только сало будет есть, да щи хлебать.

— Ы! Ы! Ы! — радостно замычал Сергей Львович и подмигнул мне на сало, а потом на торжественную грудь жены.

— Хлебай, дурачок, хлебай, — заулыбалась Светланка, гладя мужа по седому бобрику сократовской головы.

Съел я бутерброд с салом, да и вышел вон.

— Ы! Ы! Ы! — счастливо мычал мне вслед мозговой гигант.

Вот и решайте, сколько человеку ума нужно.

Еженедельник «Век», 1995

6 мыслей о “ИСТОРИЯ МОЗГОВОГО ГИГАНТА”

  1. А все же истинному уму к сальцу непременно добавочки-cпеции желательно, да вот хотя бы — той же полногрудости той же Светки! (хороши вы и в этом юморе жизни, Артур, где и юморнуть — так мало пространства…)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *