БОМБА-ХОХОТУН

1.

Я занялся зарождающимися вулканами высокогорной Башкирии, наслаждался своей редкой профессией и вынужденным одиночеством.

Пасторальную идиллию разрушила срочная правительственная телеграмма: «Нетерпением жду Москве полковник ФСБ Николай Никифоров».

До сих пор я не имел дел с секретными службами.

Укладывая в коллекционный альбом засушенных бабочек капустниц, я просто не находил себе места.

Никифоров?

Не знаю такого!

 

2.

Москва встретила дождем и пробками «Мерседесов» на Садовом кольце.

Встречу полковник Никифоров назначил у цирка на Цветном бульваре.

Еще точнее — у фонтана с резвящимися паяцами, работы гениального Зураба Церетели.

Я сел на лавку возле медного фигляра.

Подошел мужчина средних лет, в спортивном костюме «Найк» с рдяными лампасами. Горестная вертикальная складка на лбу безошибочно указывала на конфиденциальный характер работы.

— Полковник Никифоров, — щелкнул каблуками шлепанец.

— Юрий Козлов, — поперхнулся я «Эскимо».

Полковник сел рядком, тревожно и гулко прокашлялся.

— Буду говорить тихо, — прямо в ушную раковину с тревогой произнес он.

— Мне отвечать?

— Ни-ни! Молчите!

Я озадаченно прищурился и сглотнул.

— Речь пойдет о тайном оружии Альбиона, — чеканил разведчик.

— Туманного Альбиона? — уточнил я.

— Т-с-с! — полковник метнул гневный взгляд и схватился за резинку трико. Только сейчас я заметил кобуру «ТТ», ловко засунутую за пояс беговых брюк.

Я вытянул губы трубочкой.

— «Бомба-хохотун», — лязгнул зубами полковник. — Взрыв одной единицы выводит из строя пару губерний. Люди теряют обороноспособность. Начисто!

— Почему?

— Смеются!.. Вы спасете Россию! Привезите мне один экземпляр. Потеряв секретность, оружие утратит силу.

— Именно я? Мало ли у вас Штирлицев и Зорге?

Полковник поднял седые щеточки бровей:

— У них кишка тонка. Бомба разработана в женских лабораториях. Тут нужен ловелас, донжуан, бонвиван, и, не побоюсь этого выражения, сексуальный шалун. Если не вы, то кто же?!

 

3.

Альбион встретил бабьим летом.

В клумбах полыхали незабудки и георгины.

Душистый воздух со свистом разрезали острокрылые ласточки.

Звенели лондонские цикады.

Вдоль изумрудных газонов курсировали шотландские пудели.

Под майкой с портретами «Битлов» у меня лежала карта бабьей лаборатории. Предстояло разрушить цитадель политического безумия и моральной недальнозоркости.

Почему-то вспоминалась пикировка с полковником:

— А вдруг нападет Джеймс Бонд. Он задушит меня как вологодскую овцу!

— Ха! Только вы и сможете заткнуть хвастливую пасть 007.

— Позвольте!

— Это приказ президента РФ, — полковник опустил глаза и выпрямил спину. Мелодично хрустнули позвонки.

И вот дышу я одним воздухом с пресловутым Бондом…

В те дни справлялась скорбная дата годовщины гибели принцессы Дианы.

Сотни людей несли расписные открытки к витой решетке королевского дворца.

Задумавшись о грядущем, я и сам оказался там.

Из транса вывели вспышки фотокамер папарацци.

А у меня не было ни открытки, ни завалящей незабудки.

Изрыгая извинения, я ринулся из толпы и тут меня осенило.

Куда пойдет сентиментальная и верноподданная британка?

Именно сюда, к «решетке плача»!

Я принялся всматриваться в лица.

Пусто!

Много симпатичных лиц.

Особенно девичьих.

Увы, ни на одном нет жесткого отпечатка секретной службы.

Правда одно личико белое, как слоновая кость, обожгло меня коктейлем искренней горести и не менее искренней сексуальности.

Подозрительное личико…

Не из лаборатории ли?

Я бочком подошел к ней.

— Джон Ньюмен, — произнес я свое имя, полученное по легенде ФСБ.

— Оливия Крафт, — смущенно скосила глазки красотка. И тут же вспыхнула: — Как вы осмелились подойти? Мы не представлены!

— Моя личность не нуждается в представлении. В некотором роде, я легендарен.

Меж нами пробежал шотландский пудель с траурно-черным бантом на хвосте.

Оливия улыбнулась:

— Даже твари скорбят…

Я обнял островитянку, горячечно шепнул:

— Пойдемте к вам!

— Что вы?!.. У меня строгая сестра-двойняшка.

Я опешил. Зрелая девушка отказывается от дармовых ласк. Парадокс туманного Альбиона!

Уныние отразилось в моих глазах.

Тяжелое, русское уныние.

Оливия обняла меня, шепнула страстно:

— Лучше к вам.

Я поклонился.

— Вы будете меня любить, как араб-миллиардер Диану?

Я поклонился и пробормотал сквозь зубы:

— Я восхитителен как сто арабов!

 

4.

В гостинице «Три поросенка» я заставил пережить партнершу то крайнее бесстыдство, которое так заводит коренных жительниц у бурной Темзы.

— О, Джон! О, Ньюмен! — шептали сухие губы Оливии. — Ты мой герой! Кумир!

Я посмотрел на часы «Победа».

Фосфористые стрелки показывали, что любовной схваткой мы были заняты два часа кряду.

Довольно!

— «Бомба-хохотун»! — в проброс произнес я.

Оливия ошпаренной кошкой спрыгнула с кровати, прикрыв груди ладошками:

— Ты агент?

— Я вулканолог. Путешественник. Плейбой по крови.

Оливия стремглав надела серебристую юбку:

— Я все поняла. Ты — агент! Охотишься за секретами моей сестры двойняшки. За Кларой!

Какая удача!

В яблочко!

Однако я раскрыл себя.

Как глупо!

Я схватил Оливию за руку:

— Не уходи! Родная! Хотя бы адрес!

Барышня дикой серной выскочила в проём двери.

Тут же под дверью показался листок.

Я кинулся к нему.

«Улица Гарибальди, 55. Твоя Оливия».

Я поцеловал записку и спрятал ее в нагрудный карман.

Вдруг я похолодел.

А если Оливия тоже разбойник от тайной службы?

Подсадная утка?

Не привет ли это от самого Джеймса Бонда?

И готов ли я к смертельной схватке с ним?

 

5.

На следующий день грянул Британский карнавал.

Я надел маску уссурийского тигра и вышел на улицу бурлящую низменными страстями и искрометным весельем.

Вокруг меня были бегемоты, слоны, удоды…

Моя же маска, выданная инструктором ФСБ, заставляла всех вздрагивать в гибельном восторге.

Я вкрутился в толпу. Мы двигались, приплясывая румбу, вдоль русла Темзы.

Тут я остолбенел.

Моя Оливия, эта гибкая и развратная бестия, шла под руку с высоким, мускулистым мужчиной.

Не задумываясь о фатальных последствиях, я взял деву за локоток:

— Изменница!

— Кто вы такой? — оскалилась краля.

— Я тот, с кем ты провела восхитительные часы… Я твой блудливый козленок, ежик, соловушка. Как ты меня еще называла?

Жесткий удар в челюсть меня подбросил.

Я распластался на брусчатке мостовой.

Надо мной наклонился забронзовелый противник.

— Джон Ньюмен, — зачем-то представился я.

— Бонд. Джеймс Бонд, — оскалился живодер.

Взяв под руку изменницу, 007 вальяжно удалился.

 

6.

Ретировался в отель «Три поросенка», сел на опротивевшую кровать.

Карта бабской лаборатории у меня есть.

Выдал полковник Никифоров.

Лаборатория под землей.

Но в каком месте?

Не могу же я, как крот, пропахать все подземелья Лондона?!

В дверь поскреблись.

На пороге — Оливия.

— Заигрываешь с Бондом, а сама возвращаешься к козленку?

— Дурачок, — обняла меня Оливия. — С Бондом хороводится моя сестра Клара. Почему ты не приходил?

— Боялся подставы.

— А твоя маленькая белочка кое-что принесла…

Оливия достала из джинсовой сумочки настольные часы, выполненные в виде футбольного мяча.

— Я не принимаю презентов.

— Это бомба «хохотун». Клара прятала ее в красном рояле.

С опаской взял грозное оружие:

— Сестра не уничтожит тебя?

— Она сама сперла ее из лаборатории.

— Зачем? — прохрипел я.

— Заводила на вечеринках. Все так смеются! Даже Джеймс Бонд хохотал.

— Поставь на звон.

Оливия выполнила поручение.

Часы заплели «Оле-Оле-Оле!»

Мы покатились со смеху.

Потом я часы вырубил.

Оливия поцеловала меня в губы, спросила вкрадчиво:

— Кто ты, Джон? Бомбист-террорист? Чеченец? Житель Афгана?

Я отпрянул:

— Русак по крови! Резидент! По совместительству — вулканолог. Или наоборот. Козлов Юрий Михайлович. Путешественник и плейбой. Отважный разведчик

Оливия, эротично изогнувшись, расстегнула белую блузку…

…Упаковав секретные часы в дипломатический багаж, я срочно отбыл в Златоглавую.

Меня ждали ордена и неслыханные почести.

Личная дружба полковника Никифорова.

Что ж, все это я заслужил по праву.

И придумают же англичане!

Бомба-хохотун…

Мать их!

Записки PlayboЯ, 2007

6 мыслей о “БОМБА-ХОХОТУН”

  1. Пишите, Артур, пишите, мне действительно интересно это читать! Я не умею писать, нет у меня к этому таланта. Но у вас есть талант писателя, берегите его.

  2. Как всегда, Артур, мастер ироничной зарисовки))) «Горестная вертикальная складка на лбу безошибочно указывала на конфиденциальный характер работы» и т.д. и тому подобное))) Улыбнули! спасибо

  3. Веселые были приключения у Козлова в Москве, он оказался в самом центре мирового заговора и чуть было не подорвался на бомбе-хохотушке. Ты, Артур, про это смешно написал. Прочитал быстро и с удовольствием.

    Твой Век круглый, как глобус.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *