ЕВОЧКА МАЛЕНЬКАЯ, БРУГИЛЬДА БОЛЬШАЯ

1.

Как-то по осени, сошелся я сразу с двумя роскошными женщинами — Евой Овцовой и Бругильдой Овечкиной.

Бругильда полна и вальяжна, огромные груди и ягодицы делают её несколько карикатурной.

Но зато как она готовит!

Её хохлацкие борщи на свиных шкварках, с баклажанами и сельдереем, сводили меня с ума.

А как она запекала в тесте молочных поросят или жарила на вертеле диких уток?!

Погодите!

Боюсь захлебнуться!

В постели же Бругильда была слегка сонлива.

Предпочитала занудливую позу миссионера.

Несмотря на свой океанский запас сексуальных сил, я зачастую засыпал на Бругильде, позабыв свой меч в гостеприимных ножнах.

Однако о каком сне можно было говорить с Евой Овцовой?!

Худая, жилистая, почти без грудей, она вертелась на моём жезле, как белка в колесе.

Евочка выдавливала меня, как лимон, без остатка.

— Угомонись, милая, — поправлял я ей рыжий локон. — Папочка устал. Колодец пуст.

— Да я только вошла во вкус! — Ева обиженно кривила губы.

После таких полоумных утех, Бругильда была несомненно удобна.

О сексе она почти не думала, зато со всех ног кидалась кормить борщом со шкварками.

У Евы же и маковой росинки не допросишься.

У нее был полный ералаш в голове, такой же ералаш был и в квартире.

Грязные чулки и трусики валялись под диваном.

Люстра была вся в густой пыли, как в перчатке.

Постельное белье вообще не стиралось, а периодически вышвыривалось на помойку.

Ошеломительная нечистоплотность!

Бругильда же феноменально домовита.

Квартира её сияла чистотой.

Всюду крахмальные рушники и кружевные салфетки.

Холодильник сыто бормочет, набитый до отказа.

В шкафу математический порядок.

Всё постирано, прополоскано, поглажено. Отдельную полку занимали пугающие размером трусы и бюстгальтеры.

Бругильда большая и Ева маленькая…

Мне нужно было сделать свой выбор.

 

2.

Некоторую ясность в этот вопрос внесли дипломатические рауты.

Меня вдруг наперебой стали приглашать посольства.

Уругвайское, бразильское, польское, какой-то африканской демократической республики Гвинея-Бисау.

Конечно, на рауты я не мог отправиться соло.

Таков этикет.

Так вот, Бругильда в посольствах от испуга вытягивала губы трубочкой и молчала, как сыч.

Дипломаты изумленно переглядывались.

Мол, экую вшу на аркане притащил блистательный Юра.

Я толкал Бругильду в бок и делал ей жуткие глаза.

Вместо понимания на её лице начинал читаться священный ужас.

Евочка же Овечкина расцветала в посольских апартаментах летней розой и пела обо всём соловьем.

О Шопенгауэре?

Пожалуйста!

О Шварценеггере и Босхе?

Да сколько угодно!

Коньком же Евочки был Достоевский, Миклухо-Маклай и Путин.

Тут она любого академика могла заткнуть за пояс.

Послы наперебой предлагали Еве место пресс-секретаря, да моя пассия даже не вела бровью.

Карьере она предпочитала меня, вулканолога Юру.

Я уважал её выбор.

Однако мне нужно было сделать собственный.

Ева или Бругильда?

Вдруг меня озарило.

А что, если моих барышень свести вместе?

Жизнь в коллективе покажет кто чего стоит.

Сказано — сделано.

Поначалу девушки в моих Рублёвских покоях отнеслись друг к другу слегка настороженно.

Однажды меж ними даже вспыхнула ссора.

Бругильда ошпарила Еву крутым кипятком, а та укусила обидчицу за ухо.

Потом, когда Бругильда щедро накормила Еву фирменным борщом со шкварками, а Ева, в свою очередь, помогла Бругильде подыскать в бутике достойное ее изобильного тела платье, они подружились, водой не разольешь.

В первые дни нашей совместной жизни я полностью отменил секс-баталии.

Выделывая акробатические пируэты с одной, боялся оскорбить другую.

Однажды, крайне истомленная простоем, Ева поймала меня в ватерклозете.

Я орал так, как гибнущий от страсти носорог в пампасах.

Мои крики привлекли внимание Бругильды.

Она глядела на нас через щель двери.

«Хоть бы не плеснула в нас крутым кипятком! — подумал я. — Ума-то у девушки далеко не палата».

Бругильда отнеслась ко всему благосклонно.

Накормила нас перченым поросячьим рагу и заметила:

— Надо нам, Юрочка, это с тобой тоже попробовать.

— Не вопрос, крошка! — отреагировал я.

 

3.

Наша совместная жизнь катилась размеренно, как по рельсам железки.

Трижды в сутки я занимался сексом с Евой.

Трижды в квартал с Бругильдой.

Раз пять в день мы ели ароматный, высококалорийный борщ со шкварками.

Бругильда с утра до вечера драила квартиру, вынимала из-под кровати Евины трусы и бюстгальтеры, тут же замачивала их в ядреной хлорке.

— Евочка, будь аккуратней, — как-то заметил я своей тощей зазнобе.

— Пусть их Бруля просто выкидывает. Я куплю новые.

— Неужели это не смущает тебя?

— Нисколько!

— А меня очень.

— Юрочка, похоже, ты превращаешься в деспота. Это меня так заводит. Будь добр, прикуй меня к кровати.

Я склонил седеющую голову и поплелся за наручниками, подаренными мне добрым знакомым из пыточного отдела ФСБ.

В таком дружном трио мы могли бы жить до счастливой гробовой доски, но тут труба вулканолога и скитальца позвала меня в путь.

Король Непала, мой давний знакомый, устраивал ежегодные слоновьи поединки и был обеспокоен, не помешает ли им некстати случившиеся землетрясение.

Я достал со шкафа свой клетчатый походный саквояж.

— Пока, девочки! — я улыбнулся красоткам.

— Ну, уж нет! — Евочка, как лиана обвила мою руку.

— Мы поедем с тобой, — умоляюще глянула на меня Бругильда.

Сиреневые её глаза были полны слёз.

Я призадумался.

Признаться, люблю путешествовать налегке.

Мало ли какая эротически возбужденная дама подвернется по дороге.

Эх, была ни была!

Я звонко хлопнул в ладоши:

— Собирайтесь, дамочки! Да поживее!

 

4.

В тропиках девушки совершенно преобразились.

Бруля, несмотря на свои телеса, порхала стрекозой.

Евочка же, напротив, передвигалась согнувшись, как саранча истомленная жарой.

В Непале хлестали сезонные дожди.

Мы из бунгало почти не казали носа.

Поэтому у нас было время присмотреться друг к другу.

Землетрясения не шарахнуло. Слоновьи бои были назначены на воскресенье.

Признаться, я не большой поклонник экзотики.

Ну, слоны…

Ну, большие…

Ну, с хоботами…

Стоит ли с ума-то сходить?!

Видимо, высокопоставленные непальцы считали, что стоило.

Когда же разряженные слоны, в шитых золотом накидках, в жемчужных поясах и браслетах вышли на площадь, у меня перехватило дух.

Горбоносая Ева испуганной птицей рассматривала мужчин-непальцев.

Бругильда же чуть не пританцовывала от ликованья:

— Какие они, Юрочка, милые! Правда?

— Непальцы?

— Фи! Слоны, конечно! Как они грациозно выступают! Как эротично поднимают свой хобот!

«Конечно, — подумал я, — ведь они так похожи на тебя. Ты чуть поменьше. Ты с ними одной крови».

Грянули поединки!

Слоны ринулись друг на друга, а наездники ощетинились длинными пиками.

Король Непала, маленький и пузатый мужчина в изумрудном галифе, смотрел на сшибку слонов в крохотный театральный бинокль.

Крики, стоны, лютая кровь…

В конце концов, на слонах остались только два наездника.

И они сошлись!

Пики схлестнулись…

Слоны лягнулись…

Публика загудела…

Длинный непалец со злым желтым лицом свалился на площадную пыль.

Король встал и три раза хлопнул в ладоши.

И тут же слуги в остроносых чувяках привели под уздцы молодую слониху.

Победитель подвел к слонихе своего слона.

И тот сразу просёк что почем.

Могучий жезл, метра два не меньше, тут же воспрял и вонзился в нежные ножны еще не искушенной в любовных утехах слонихи.

Публика застонала…

Слониха затрубила…

Слон же молчаливо работал, как поршень океанского лайнера.

 

5.

Дома же, в тропическом бунгало, в Бругильдой произошло что-то невообразимое.

Она сорвала с себя лёгкое полотняное платье, трусы и лифчик, и заключила меня в свои объятия:

— Ну, возьми же меня, мой слон!

— Может, для начала, накормишь нас своим фирменным борщом со шкварками? — возразил я. — Мы с Евой проголодались.

— К чёрту, борщ! К чёрту, Евку!

Бругильда мощной дланью увлекла меня на диван.

О, так меня еще никто не любил!

Бругильда любой, самой изощренной слонихе может дать фору.

В дверях же сокрушенно стояла Ева, кусала свои тонкие губы.

И вот, друзья мои, после этого неземного восторга, скажите, кого же мне выбрать?

Еву или Бругильду?

Маленькую или большую?

Сердце моё разрывается напополам.

«KONTINENT» (Чикаго), 2015

6 мыслей о “ЕВОЧКА МАЛЕНЬКАЯ, БРУГИЛЬДА БОЛЬШАЯ”

  1. Погодите! Боюсь захлебнуться!
    Боюсь захлебнуться от восторга! ))) Отлично! Да выбор всегда труден…
    Спасибо, Артур! Дня расчудесного вам!

  2. Стоит сделать выводы ))) как Всегда бесподобно и непревзойденно, и герои приземленно читабельны в каждом из нас! Круто!

  3. Вот такая же ситуация была у меня лет 8 назад. Только я старался чтоб девушки не подозревали о существовании друг друга.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *