МИКА, МАКА И МИКУХА

В босоножках

1.

Мать всё донимала разговорами о своей смерти:

— Доченька, прикупи мне белые баретки. Такие, знаешь, элегантные и недорогие.

— Ма, ты о чем?

— И белый палантин. Типа шарфа. Не желаю в гробу выглядеть как старуха.

Лиза поморщилась:

— А как хочешь? Как невеста, что ли?

— Запомни, палантин и баретки. Белые! Может, запишешь?

Ну что ты поделаешь с такой мамулей? Отставным бухгалтером фабрики «Красный богатырь». Старухе уже 79, а Лизе только стукнет тридцатник. Позднее дитя. Желанное ли?

Лиза в кромешном одиночестве гуляла по Москве. Стояла чудная осень. Таджики ревущими пылесосами сдували рыжую листву. Вот памятник Есенину, певцу амура. Спился, повесился. Как же грустна Россия! А она в свои почти 30 всего лишь преподаватель музшколы по классу домры. Любовников и то не завела. Не говоря уже о муже. Где ты, блин, суженый?! Зачем со мной играешь в идиотские прятки?

Свернула на Большую Никитскую. И вздрогнула. Вместо привычной «Рюмочной» появился магазинчик «Сбитый летчик». Дикое название. Заглянуть хохмы ради?

Приказчик к ней подпрыгнул с выпученными очами. Кланяется чуть не до земли.

— Вы — первый покупатель! Мы только открылись.

Лиза принюхалась. Пахнет нафталином, лежалой пылью.

— Мне бы перчатки…

— Увы! Не в линейке товаров.

— Я осмотрюсь?

— Да, конечно!

Бронзовые канделябры. Чучело пингвина. Люстры венецианского стекла. Африканские тамтамы. Перламутровые табакерки. Словом, всякой твари по паре. Бареток и палантина нет. И перчаток. Не в тренде.

Приказчик склонил седеющую голову:

— А не желаете зонтик? С трендовым рисунком «Пожар в джунглях»?

— У меня уж есть.

— Ага! Зонтик не простой, а нанотехнологичный.

— Это шутка?

— От китайской фирмы «Оле Лукойе». Если раскрыть его после дождика в четверг, то макаки Мика, Мака и Микуха исполнят ваше заветное желание.

— Вы бредите!

— Не торопитесь. Китай, к бабке не ходи, сейчас прёт в гору.

— Покажите…

Ручка с темным костяным набалдашником. Трость прочна и легка. Из космического титана, что ли? На нейлоне потешные краснозадые макаки. Помнится мама, Варвара Спиридоновна, читала ей в детстве курьезный стишок о трех мартышках, они сдуру отправились шландать по джунглям, чуть не угодили в пасть удаву.

Лиза усмехнулась:

— Однако цена! Месячная моя зарплата.

— Как первому покупателю, скидка, — приказчик подмигнул. — Пусть зонтик, мисс, принесет вам удачу. Дерзайте!

— Какой вы странный… Пока!

 

2.

Так… Сегодня она должна заехать на Ваганьковское. Там мамуля себе уж давно забронировала могилку, неподалеку от Есенина. Только с ней вышла загвоздка. Однажды Лиза заехала для очередной платы арендных денег, а служка погоста ей и говорит: «В могилке вашей захоронили козырного туза криминального мира из Медведково, Гирю». Как так? Она дочь заслуженного генерала КГБ. Нью-Йорк, Лондон, Бомбей… Штирлиц, да и только! А тут какой-то отморозок Гиря с наганом.

Настроилась ругаться, пристальней вгляделась в кладбищенского жучка.

Одноногий инвалид. Нос раздутый, багровый. Очки треснули. Спитой злосчастный калека.

— Вы думаете, почему я без ноги! — вскрикнул убогий. — Не нашел местечко для люберецкого гангстера! Вот мне ее и пилой «Дружба» отхайдокали.

— М-да… Другую могилку подберёте?

— Можно! Я парень лихой, вывернусь. Не дадите, мадам, соточку на опохмелку?

Пришла домой, горестно сообщила маме, что ее место, увы, занято. А та даже обрадовалась:

— Ничего, дочка! Я не тороплюсь.

Нет, сегодня она не поедет на кладбище. Вот и дождь. Ах, как кстати она приобрела зонтик.

А какой сегодня день? Четверг!

Надо опробовать, чем чёрт не шутит.

Лиза свернула в дворик с квелыми березками.

В чехле оказалась инструкция.

Читаем…

Откройте после дождика в четверг. Так-так… Поверните над головой ровно три раза против часовой стрелки. Что-то новенькое… Мика, Мака и Микуха придут к вам на помощь.

Какую лабуду только не настрочат узкоглазики, чтобы сбагрить лежалый товар!

Лиза нажала на кнопку, над ней раскрылся огненный купол, по ветвям пальм скачут макаки.

Повернула зонт ровно три раза против часовой стрелки.

Изображение на куполе зонта вдруг стало голографическим, выпуклым, объемным.

Мало того!

Пальмы, ей-ей, зашумели. Донесся треск ветвей, охваченных огнем. Три мартышки заметались и пискляво запели:

 

Мы китайские макаки

Мика, Мака и Микуха.

Изрекай свое желанье,

Не томи.

 

У Лизы зябко задрожали ноги. Во рту до хинной горечи пересохло.

Какое желанье?

Лиза захлопнула зонт, сунула его в чехол, спорыми шажками зацокала к метро.

 

3.

Похоронив Варвару Спиридоновну, на зонтик стала глядеть с ужасом. Неужели смерть матери и был ее сокровенным чаяньем? Врут китаёзы! Не может того быть! Матушку она свою обожала, пусть она и была предгробовой занудой.

Как-то не выдержала, схватила зонт. Надо бы сдать его в магазин «Сбитый летчик», вернуть деньги. Пусть небольшие. После похорон с наличностью стало туго.

Подоспела на Большую Никитскую, а там вместо вывески «Сбитый летчик» просто — «Авиатор».

Толкнула стеклянную дверь.

Тот же приказчик с фальшивой улыбкой кланяется чуть не до земли.

— Мисс, мы только открылись! Вы первый наш покупатель!

— Врете! Я у вас уже была. Хочу вернуть зонт.

— Свят-свят… Вижу вас впервой. Торгуем товарами для приватных авиаторов. Могу предложить штурвал из эбонита. Сиденье из кожи уругвайского питона. Шелковый парашют из Шанхая.

— Придуряетесь? — хлюпнула Лиза носом.

Приказчик протянул ей салфетку, вывернул из-за стойки.

— Эти китаезы, заразы, пишут почему-то узловое нонпарелью. Прочитать можно только через лупу. Инструкция с собой? Дайте…Слушайте! «Первое исполнение желание повергло вас в легкую оторопь. Не огорчайтесь. Если не прошло больше месяца, то после дождика в четверг поверните зонт над своей головой ровно три раза ПО ЧАСОВОЙ стрелке».

Слова «по часовой» приказчик выделил голосом.

— А будет этот дождик в четверг? И что же, позвольте, мне жить с воскресшей покойницей?

Приказчик зевнул, перекрестил свой рот.

— Не понимаю, о чем вы…

Лиза ретировалась. Решительно затопала по брусчатке Никитской. Вдруг налетел ветер. В лицо брызнул дождь. Да какой крупный. Не брызнул, хлестнул!

Лиза на автомате раскрыла зонт. А ведь сегодня четверг! Повернула его над собой ровно три раза…По часовой стрелке. Макаки заметали по огненным пальмам, запели свою глупую песенку.

Домой воротилась с натянутыми, как струна домры, нервами. Что ее ждет?

Щелкнула замком.

— Мама! Мама!..

Нет ответа.

Кинулась в мамину комнату. Никого! Зарыдала, упала лицом на диван. Фанерный испод дивана отвалился, по паркету с грохотом покатились увесистые кругляки. С изумлением взяла один из них. Что такое? Золотые монеты? Откуда?

 

4.

Вспомнила детское. Как же она гордилась своим папкой. Настоящий Джеймс Бонд! Лихо водит мотоцикл, грузовик, спортивное авто. Знает английский, немецкий, испанский, французский, голландский, башкирский. Американцы не верили что он не из Оклахомы. Такой у него был прононс.

Генерал КГБ Калугин, сволочь такая, слиняв за бугор, сдал с порохами, засветил его америкосам.

В гражданской жизни Борис Петрович почувствовал себя не у дел. Устроился начальником охранного подразделения на фабрику резиновых изделий. И это после дружбы с Алленом Делоном и Жаном Морэ, после приема английской королевы, охранять станки производящие пресловутые гондоны.

Батька стал пить. С работы его погнали. Инфаркт, инсульт. Последние полгода провел в инвалидной коляске. Варвара Спиридоновна, сдерживая слезы, меняла памперсы.

Больше Борис Петрович уж никогда не назовет ее дочуркой, не возьмет за руку. А ладони у него были крупные, сильные, нежные.

Почему он перед кончиной не поведал о кладе? Ведь был в сознании. Незадолго до смерти взял жену и дочку за локоть, попросил: «Ребята, живите дружно. Помогайте друг другу».

Лиза схватила себя за волосы, взгляд же скосился на кругляки.

Неужели злато?

Утром пошла к знакомому ювелиру, Игорю Моисеевичу, показала монетку. Мастер долго вертел деньгу под лупой, по высокому его лбу заструился пот.

— Миленькая, только между нами, какой музей вы ограбили?

— Наследство.

— Я ведь нумизмат. В монетах разбираюсь. Могу сказать, это Древний Рим. По-моему, экземпляр этот я видел в немецком каталоге.

— Точнее?

— Дам вам адрес и телефон спеца, Самуила Яковлевича. И позвоню ему. Без моего звонка вас не пустит. Он все нумизматам нумизмат. Дока! Из квартиры не выходит. Она у него под усиленной охранной сигнализацией. Дверь пуленепробиваемая. Пищу и одежду ему приносит верный курьер.

— Очень вам благодарна.

— Сколько у вас монеток?

— Одна.

— Ах, никто не говорит правду пожилому человеку. Если их все же больше, надеюсь на ваше денежное вспоможение.

— Я преподаватель музшколы. Почти голытьба.

— Ну, вдруг решите продать монетку…

 

5.

Из музыкальной школы Лиза, конечно, ушла. С такими чумовыми деньгами (монеты она продала на аукционе «Сотбис») учить малышей тренькать на домре? Фигушки!

Самуил Моисеевич предлагал ей войти в элитарный мир нумизматов, филателистов, филокартистов и т.д. Но Лиза продала все 16 монет. Какой из нее собиратель?

Как-то незаметно подкрался мерзкий тридцатник.

Неужели 30?!

Ни родителей, ни мужа, ни малых деток…

Денег, правда, много. Спасибо древнеримской империи. Спасибо нумизмату Яковлевичу. Спасибо хваткому бате.

Накрыло с головой ледяное оцепенение. Как у Обломова из романа И. Гончарова.

Как звали Обломова?

Кажется, Илья Ильич.

В однокашниках у нее тоже был Илья. Забавный такой паренек в круглых очках. Фамилия у него была тоже Обломов. Уж как в классе над ним глумились.

Зачем-то (пришла такая фантазия!) через знакомых нашла телефон Ильи Ильича. Позвонила.

Илья отвечал отрывисто, сухо. Потом ошалел:

— Лизка? Рыжая? Ты? Сколько лет пропадала?

— Двенадцать.

— Блин, как идут годы! Говоришь, тридцатник? Когда?

— В этот четверг.

— Предлагаю отметить в ресторанчике «Барракуда». Открылся неподалеку от меня. Хавка там зачетная. Аквариум во всю стену. А в нем экзотические рыбехи, две черепахи Тортиллы.

— Буду. Мне ничего не дари. Всё у меня есть.

— Обижаешь! Я чел состоятельный. Вице-президент нехилого треста.

— Потом расскажешь.

Спрашивается, и что же вице-президент, а не хрен с горы, обретается в этом гегемонистом Митино? Господи, боже мой! Среди безмозглой гопоты с пивом.

Ресторанчик «Барракуда» оказался ничего себе, новодел, еще разил штукатуркой, с готическими башенками и радужными витражными окнами.

Илью Обломова сразу и не узнала.

Из бентли вылез осанистый господин без очков, с брюшком, на крупной голове намечается лысина.

— Лиза? Лапушка! Годы тебя только красят.

— Это макияж. Боевая раскраска.

— Ай-ай! Самоуничижение паче гордости. Это тебе!

И протянул Лизе пакет. А там тяжелая книга. Раскрыла. Рисунки-рисунки… И какие! Краснозадые мартышки скачут по красным от заходящего солнца пальмам.

— Я вроде бы из этого возраста вышла…

— Элитное издание. Эксклюзив! Отпечатано в Риме. Картинки с алмазным напылением. Купил по случаю на аукционе «Сотбис».

 

6.

Сидели в овальном кабинете. За стеклом сонно раздували рты красномордые рыбы. Эдакие рыбьи обломовы. Эх, нет на вас барракуды! Обещанных черепах не видно. М-да… Пили водку «Белые журавли», ели салат «Цезарь», да и всякой другой хурды-мурды официант натащил вдосталь.

Лиза листала роскошный фолиант. На каждой странице три макаки. Ну прям с ее зонтика, Мика, Мака и Микуха. Рассказывают о чудесах планеты Земля, о горах, пустынях, водопадах, вулканах, ледниках и т.д.

— Почему именно эта книга?

Илья уже крепко выпил. Щеки вишнево запунцовели. Синие глаза, сквозь контактные линзы, озорно сверкнули.

— Обожаю мартышек. В Китае их почитают символом благосостояния, защиты.

— Защиты? От кого?

— Ага! Мы же сейчас живем в условиях мобилизационной экономики. Из-за Крыма.

— Мика, Мака и Микуха… — прошептала Лиза.

— Какая еще Микуха?

Лиза обняла однокашника:

— У меня с этими макаками вышла история.

Илье все рассказала.

Обломов стремительно разлил водку:

— За это надо неотложно выпить! Ты знаешь, я уж теперь ничему не удивляюсь. Однажды откатные деньги, лимон евриков в черном кейсе, я передавал египтянину в пирамиде Хеопса. И остался жив… Слушай, подруга! А ведь сегодня четверг. Накрапывает дождик. Зонт с собой?

— Ты к чему?

— Можно я загадаю свое желание?

Обломов крутанул зонтик против часовой стрелки.

 

ЭПИЛОГ

Теперь у них с Ильей крепкая семья. Родилась дочка. В честь почившей безвременно бабули нарекли Варенькой.

Илья Ильич получил повышение, стал президентом треста. Курить и пить завязал. Время-то сейчас суровое, санкции, кризис, идиотизм всех мастей, не забалуешь.

— Гляди на Варьку, она листает книгу с обезьянками! — где-то через пару лет вскрикнул Илюша.

— Мика, Мака и Микуха… — отчетливо произнесла девочка.

Лиза всплеснула руками:

— Спасибо моему папе-разведчику!

— Спасибо китайцам! — Обломов достал из серванта заветный зонтик, щелкнул собачкой. По горящим пальмам заметались три мартышки. — Эх, жалко сегодня не четверг. И нет дождя.

«Убить внутреннюю обезьяну» (издательство МГУ), 2018, «Наша Канада» (Торонто), 2017

9 мыслей о “МИКА, МАКА И МИКУХА”

  1. Замечательно! Спасибо! Всегда жду), всегда читаю с огромным удовольствием!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *