КРОКОДИЛЫ В НАШЕЙ СУДЬБЕ

Как и все служащие нашего банка, я отдыхаю на Гавайях.

В этом году мы придумали очередную забаву — охоту на крокодилов.

Ничто так не освежает нервы после подсчета чужих денег, как чувство риска, ощущение смертельной опасности.

Крокодилы обитают в уютном болотце неподалеку от нашего пятизвездочного отеля. Потягивая на балконе джин с тоником, можно увидеть их зеленые кровожадные головы, высунувшиеся навстречу солнцу из зарослей кувшинок и осоки.

Кровь закипает в наших жилах.

Мы хватаем остроги и, не помня себя, несемся к болоту.

Первым мы запускаем швейцара нашего банка, Федотыча.

Он и здесь, на Гавайях, одет по-московски.

Тройка, удлиненный сюртук, золотые лампасы.

Федотыч хоть и стар, но резв на ногу и остер на язык.

Дедушка подходит к зарослям кувшинок и, хитровато сощурившись, принимается осыпать рептилий злыми проклятиями.

Он кроет их по матушке и по батюшке.

Он — талантлив.

На крокодилов русский мат действует с магической силой.

Они тут же собираются в боевую фигуру, носящую со времен Цезаря название «свинья», и в таком порядке прут на нас.

Наступает критический момент.

Мы осторожно отзываем Федотыча и выпускаем на авансцену секретаршу, Настасью Филипповну.

Она божественно хороша!

Ноги конькобежки, руки дискоболки, голова Мадонны — с волосами, понятно, глазами и фантасмагорической улыбкой.

Настасья Филипповна появляется с шотландским пледом.

Рептилии и не догадываются — под пледом ничего нет, никакой одежды! Нигил!

Филипповна исполняет перед чудищами танцы всех народностей мира, не обижая и гавайский народ.

Крокодилы восхищенно разевают пасти, и тут, в пик обалдения публики, красавица срывает с себя пресловутый шотландский плед и предстает в костюме Евы.

Кажется, Настя затмевает само солнце.

Древние животные жмурят глазки и исходят слезами невостребованного сладострастия.

Вот тут-то из бамбуковых зарослей выскакиваем мы.

Впереди всех с червленым трезубцем бежит сам управляющий банком Владлен Павлович. Сзади он похож на разгоряченного Зевса. Лысина его щедро отсвечивает всеми цветами радуги.

Чуть позади Владлена отчаянно семенит его боевой друг и товарищ, его первый зам, Петр Владленович. Хотя тот и страшно мал ростом и поразительно худосочен, когда он следует одним курсом с управляющим, вид его внушает священный ужас, и рептилии не могут не чувствовать этого.

Позади двух шефов летим мы, летим сыто, обеспеченно, мускулисто.

Крокодилы в явном смущении.

Они еще толком не прозрели после чумовых танцев Настасьи Филипповны, а тут еще наша боевая фаланга сваливается им на голову.

Не разрушая фигуры «свинья», крокодилы оттягиваются в болото.

Ан уже поздно, братцы, поздно!

Владлен Павлович втыкает червленый трезубец в чей-то хвост, а Петр Владленович кого-то дико пинает.

Рептилии окапываются и высылают делегацию.

На переговоры к нам выходит самый старый и заслуженный аллигатор. Кожа на голове аксакала седа, на вещих глазах его очки в золотой оправе, хотя и без стекол.

— Чего вы хотите? — спрашивает этот дедушка.

— Хотим освежить свои нервы! — кричим мы.

Владлен Павлович мановением руки останавливает нас.

— Мы, русские банкиры, желаем сойтись с вами в честном поединке, — гордо, с левитановской отчетливостью, изрекает он.

— К чему тогда экивоки Федотыча? К чему танцы прожженной бестии Настасьи Филипповны? — крокодил иезуитски щурит глаза под золотой оправой.

Ах, как он проницателен!

Как он мудр!

— Тактический маневр, не более того, — отвечает наш управляющий. — Хотите, сшибемся лично с вами? Тет-а-тет?

Рептилия задумывается, потом машет хвостом.

Боевые крокодильи ряды в форме фигуры «свинья», лязгая зубами, еще дальше оттягиваются в болото.

Таким же жестом и наш кумир приказывает нам оттянуться в заросли бамбука.

И грянул бой!

Великий бой!

Конечно, Владлен Павлович был более мускулист и сметлив.

Крокодил же, безусловно, более умен и могуч.

Сшиблись на равных.

Трезубец Владлена Павловича то и дело разил чешуистое тело чудища.

Зубы аксакала то и дело рвали рибоковскую форму управляющего.

Они дрались несколько часов кряду, мы устали ждать.

— Мир, мир! — закричали мы.

— Мир, мир! — заблеяли крокодилы.

И тут, в самый этот пацифистский миг, седоголовая рептилия исхитрилась целиком проглотить нашего уважаемого и любимого Владлена Павловича.

Мы дрогнули, чуть не обратились в бегство.

На боевую арену выскочил первый заместитель Владлена Павловича, сам Петр Владленович.

О, не так уж он был мал ростом и тщедушен, сколь казалось раньше!

Напротив и более того!..

Отточенным ударом Петр Владленович вогнал острогу в пасть крокодила.

Чудище испустило дух.

Распахнув пасть поверженного ворога, на белый свет выскочил молодцом наш управляющий Владлен Павлович, с жутким кличем бросился на окопавшегося неприятеля.

Подле него, плечо к плечу, грозно размахивая острогой, летел Петр Владленович.

Чуть позади неслись мы.

Крокодилы обратились в тотальное бегство.

«Французы в двенадцатом году», — вспомнил я.

Это было жестокое, поучительное зрелище. Я пожалел, что не взял на поединок своих единокровных отпрысков.

Через пару часов все было закончено.

Рептилии безоговорочно зарылись в вонючую тину, а мы, отирая сладкий пот победы, пошли к своему пятизвездочному отелю.

Впереди, как и всегда, шел управляющий банком, Владлен Павлович.

Чуть позади — его боевой зам, Петр Владленович.

Владлен Павлович остановился, троекратно обнял Петра Владленовича, поцеловал его в жесткие усы:

— Ты спас меня от неминуемой гибели! Ты спас репутацию нашего банка! Ты больше, чем друг! Ты больше, чем брат! Я слагаю с себя обязанности управляющего и торжественно вручаю тебе. Служи честно. Во славу банка и отечества!

Владлен Павлович со слезами на глазах передал трезубец и печать банка Петру Владленовичу.

— Ура! — крикнул бывший управляющий.

— Ура-а-а! — радостно подхватили мы.

— А ты будь моим боевым замом! — расправляя свою молотобойскую грудь, воскликнул Петр Владленович и нежно потрепал щеку своего отставного босса.

— Ура-а-а! — радостно гаркнули мы.

— Ура! — пискнул Владлен Павлович.

Настасья же Филипповна, эта обворожительная бестия и жрица порока, не прерывая своего «ура», достала из походной аптечки йод, ватный тампон и принялась обрабатывать своими чуткими пальчиками мускулистое, хотя и слегка израненное тело нашего нового могучего управляющего.

Прошел уже квартал после отдыха на Гавайях, и когда я гляжу в монитор компьютера, то вместо холодных колонок цифр вижу раскидистые банановые пальмы, пятизвездочный отель в закатных лучах, поверженную седоголовую рептилию и нового управляющего, нашего друга и наставника — Петра Владленовича.

Я вижу его с червленым трезубцем на плече и печатью банка в кармане.

До отпуска еще пропасть тоскливых дней, однако я, как и все, во что бы то ни стало, доживу, дотяну, и снова нырну с головой в солнечный океан гавайской сказки.

«Запах денег», «Анимедиа» (Прага), 2014, газета «Век», 1995

4 мысли о “КРОКОДИЛЫ В НАШЕЙ СУДЬБЕ”

  1. В чем-то даже пророчески, если учесть, что это 95-й год). Спасибо, Артур!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *