ПОПАДАНЕЦ

Спаситель

1.

Тата Казанок долго приглядывалась к своему шефу, главреду журнала «Русская галактика», Сергею Сергеевичу. Каких этот сукин сын политических взглядов? Держится так, будто ему по барабану судьба России. Мол, всё тип-топ! А в обществе исподволь нарастает ощущение взрыва. Вот-вот рванет так — мама не горюй! Как пить дать, С.С. Летаев — пятая колонна, внедренная в СМИ западными спецслужбами.

Тата работала простым делопроизводителем, меж ней и главредом социальная пропасть. С кондачка не подъедешь. Да и в свои 45-ть выглядела далеко не ягодкой. Сбросить бы кг 20! Усики обесцветить перекисью водорода. Да и с походкой надо что-то делать. А то переваливается, как хромая утка.

— Что-то вы, Таточка, сегодня задумчивая… — плотоядно улыбался Летаев.

— Международное положение, сами знаете. Америкосы с бриттами гадят. Израильтяне из-за кустов подтявкивают шакалами. Цены в магазинах растут как на дрожжах. Доллар и евро такие, что о вояжах можно забыть. И что дальше? Энтропия, хаос!

— Вам-то что за дело?

— Я же патриотка, все-таки…

— Не пятая колонна? Не пятый элемент? Третий глаз? Шучу, шучу…

— Пойду я?

— Это подписать? Подпишу. И, Татушка, нельзя же так сходить с ума из-за Крыма с Донбассом. Это мелочевка, жупел.

— Жупел?

— Если сравнивать со вселенскими проблемами. Семечки!

— Не думаю… Мне 45-ть. Увы, не ягодка. Мужа нет. Детей нет. Ни сексуальной, ни духовной жизни. А тут еще Донецк с Луганском. По городу ходят цыгане, предлагают тамбовскую картошку. В метро шастают нищие с губными гармошками. Ах, что говорить!

Сергей Сергеевич вышел из-за стола, по-товарищески обнял Тату:

— А приходите-ка вы ко мне в гости! Кое-что вам покажу. Может быть, именно это вас успокоит, вдохнет в душу гармонию.

— На секс по-быстрому я не согласна. Чай, не девчонка!

— Сдался вам этот секс! О себе расскажу. Я человек не простой. Очень!

— Дайте месяц. Приведу себя в форму. Выгляжу не ахти. Стыдно. Корова коровой.

 

2.

Тата прикупила китайский велосипед, наматывала километры вдоль Яузы, обитала рядом. Как еще сбросить жирок? Прошла тайский курс иглотерапии, филиппинский массаж. Выглядеть стала чуть лучше. Хотя и не ахти как. Далеко до ягодки. Разве что волчья.

Вот только как быть с сексом? Мужики-то, понятно, хотят одного. За долгие годы одиночества она отвыкла от внешних инородных вторжений.

Шеф встретил ее у себя дома с электронной сигаретой в зубах, пустил к натяжному потоку клуб дыма, чуть не сплюнул:

— Никак не могу привыкнуть к этой гадости. Будто спишь с силиконовой женщиной. Вот я раньше я шмалил «Беломор». Как же славно он дерет глотку!

— Не знаю. Не курю. А дом у вас славный. Сталинский. Подъезд чистый. Запах котов почти отсутствует. Алкаши по углам не валяются.

— Не жалуюсь. Проходите. Смелее. Шампанское будите. Брют.

— Сейчас на диете. Лучше сока. Томатного.

— Отлично… Айда в мой кабинет. Вот здесь садитесь. Сейчас принесу бокал. Со льдом?

Тата оглянулась. Обыкновенный кабинет человека среднего достатка. Линялый школьный глобус, копия «Ночного дозора» Рембрандта, мраморные слоники, книжные шкафы, пудовая пыльная гиря, обои в синюю клеточку. Давно тут не было женской руки. Подоконник чумазый. Тюлевые шторы не первой свежести.

Сок оказался холодным, вкусным. С солью. Льдинки потрескивали на зубах.

Господин Летаев дернул ящик стола, достал «Беломор», щелкнул золотой зажигалкой. Пояснил:

— Иногда себе позволяю. Однаво живем!

— Экий матерый дымище! — Тата отмахнула от лица.

— Именно дым, заметьте, а не электронный пар. Все без обмана. Скажите, Тата, что вы думаете о попаданцах?

— О ком, простите?

— Ну, это такой шутливый термин из научно-фантастических романов. Человек из одной временной точки попадает в другую. Пронзает континуум.

— Я больше читаю Тургенева. Недавно освежила в памяти «Вешние воды». Ничего так. Миленько. После нашей-то современной жути.

— Тургенев здесь не в масть. Ни в дугу. Здесь другое. А что вы, Татуся, скажите, если я вам раскрою тайну? Я и есть тот попаданец.

Тата встала:

— Пожалуй, я пойду. Не люблю шутников.

— Ну, что ж… Похоже, к этой инфе вы еще не готовы. Жаль, конечно. Очень. Созревайте.

 

3.

Тата сошлась с Летаевым. На короткую ногу. Т.е., стали жить как муж и жена. Хотя коллеги по изданию, конечно, шептались. Как это так?! Тата отхватила свое женское счастье. А ведь далеко не ягодка. Даже не волчья.

Конечно, Сергей странный. Этот разговор о попаданцах. Как-то заявил, что в его дворе много мамаш с колясками, потому, мол, что у него положительное энергетическое поле. Мол, он так влияет.

— Заметила, Татуся, во дворе Эдем? Столько малюток. А как цветут яблони, вишни!

— Да-да, а виной всему ты. Попаданец!

— Ну не готова ты еще к этой инфе!

Тата навела в квартире корабельный порядок, чистота, ни пылинки, ни соринки, ничего лишнего. Протерла подоконники, постирала шторы, с шампунем вымыла пол, отдраила склизкий кафель в ванной. Полила авокадо, агаву, гигантский куст алое. Серж обожал почему-то тропические растения.

Каждый закоулок она знала здесь, одна только дверь была закрыта, рядом с сортиром.

— Что там? — спросила. — Как у Синей Бороды? Пыточная?

— Не смеши. Там у меня фотолаборатория.

— Сейчас же цифра?

— А я по старинке. Обожаю пленку. Ее зернистость.

— И что же там за фотки? Секрет?

— Ты не поверишь.

— Скажи, попробуй.

— Фотки из Москвы через 10 лет. Я оттуда.

— Ой, Сережа, не надо…

— Экая Фома Неверующая. Это не фотошоп, тем более, не фотожаба… Реальность. Хотя и, признаюсь, жуткая.

Сережа выудил из нагрудного кармана маленький ключик, щелкнул выключателем.

— Только попрошу, не падай в обморок! Вес у тебя еще о-го-го. Мне будет трудно справиться.

 

4.

Действительно, можно было упасть в обморок. На фотках изогнутые пруты арматуры вместо московских зданий. Дочерна обугленные деревья. Перевернутые и искореженные троллейбусы с выбитыми стеклами. Хиросима и Нагасаки в пределах Садового кольца, да и только.

— Что же это такое? — ахнула Тата. — Голливуд? Блокбастер?

— Своими собственными руками сфоткал «Сменой». Это мое время. Повторю, я оттуда.

— Быть того не может…

— А заброшен сюда с заданием разнюхать, нельзя ли что подправить. Я, только тсс, разведчик. Не пятая колонна, а скорее шестая.

— А где же машина времени?

— Вот! — Серега щелкнул золотой зажигалкой. — Разработана местными левшами из Сколково.

— Ты вернешься назад? Туда?

— Увы… Разрядилась батарейка. Бобик сдох! Даже не знаю, как из этой ситуации выкрутиться. Да и не ведаю, что мне здесь подправлять. У главреда «Русской галактики» власть масипусенькая.

— А ведь точно, ты к нам в журнал будто с неба свалился. Приходим — сидишь. А бывший главред на лестнице мэрии помер. Хотя совсем молодой. Мог бы жить и жить. Инфаркт!

— Знаю… Все было подстроено.

— Почему же тебя не забросили сразу в Кремль?

— Журналишко малотиражный. Мое появление особого интереса ни у кого не вызвало. А вот в Кремле? Там же сплошь спецслужбы! На раз бы вычислили. Дали б попить какого чайка полонием и туту…

У Сережи зазвонил мобила.

— Алло!

Скосился на Тату:

— Это наш дворник, Матвей Раппопорт.

— Дворник-еврей? Из анекдота?

— Закончил факультет астрофизики МГУ. Ярый противник нынешнего режима. За небольшие деньги обещал мне оживить батарейку машины времени.

— Как все сложно…

— Мотя, я вас жду! Приходите. Что-то получилось? Ага! Обещанный гонорар сполна получите.

 

5.

Вошел Матвей Раппопорт. В ватнике, тельняшке и кирзе. С золотыми зубами. Глаза ясные, светлые, навыкате, слегка с шизой.

— Кто это? — скосился на Тату.

— Свои!

— Понятно…

Матвей сел на пол. Снял левую кирзу. Размотал духовитую портянку. Пробормотал сумрачно:

— Надо бы постирать…

— Амбре валит с ног! — зажала ноздри Тата.

— Ничего… Принюхаетесь… — голыми пятками Матвей защелкал по паркету.

— Вы хоть тапки наденьте! — горлово вскрикнула Тата.

— Пустое!

— Однако, Мотя, портянки простирни, — тихо сказал Сергей. — Ты же своим убожеством только привлекаешь внимание.

Группа прошла в зал. Разместилась на турецких оттоманках. Серега затопил камин.

— Чай, кофе? — скосился на гостя г-н Летаев.

— Мне бы беленькой,— Матвей пошевелил голыми пальцами ног.

— Легко! Из морозилки…

Мотя с наслаждением выпил. Занюхал рукавом тельняшки, достал откуда-то из-за пазухи крохотную батарейку:

— Вот! Вставляйте.

— Точно заряжена? — Сережа сунул батарейку в зажигалку.

— В два раза больше нормы. Машина времени теперь может унести даже двоих. Правда, не больше 200 кг.

— Отлично! Таточка, хочешь увидеть Москву через 10 лет?

— Я ее видела.

— Об этом мы еще поговорим. Деньги тебе, Матвей, кэшем или сбросить на карточку?

— Мне без разницы. Нет, лучше кэшем. Хотя я бессребреник.

— На таких, как вы, Матвей, земля держится! — ошеломленно произнесла Тата.

 

6.

Дворник неспешно спрятал наличность, ухмыльнулся:

— Скажи, Сергеич, а как ты сохранил фотки Москвы будущего? Пронзая континуум, ты же разлетался на молекулы, кварки.

— Спрятал микропленку под коронку зуба. Даже не думал, что сохранится.

— Налей-ка мне еще на посошок. И угости «Беломором».

Раскрасневшийся от водки, шмалящий беломорину, дворник удалился.

— Может, чего нам выпить? — нахмурилась Тата.

— Есть коньяк «Арарат».

— Сойдет… Сергей, скажи, ты обязательно должен возвращаться в Москву будущего. Ты же задание провалил. Тебе там живенько оторвут голову.

— Верно, — Летаев открыл бар. Достал коньяк, хрустальные бокалы.

— Так давай на пару куда-нибудь мотнем. Хоть во времена Шекспира.

— Тогда еретиков сжигали на кострах. Свирепствовала чума. Опять же, сифилис. Хотя СПИДа вроде бы не было.

— Что ты говоришь! С гигиеной было не очень? Дезодоранты, прокладки… М-да…

— Давай-ка накатим. За что? — г-н Летаев энергично поднял бокал.

— За правильный выбор!

— Слушай, а сдалась нам эта зажигалка. Поедем-ка мы с тобой куда-нибудь в Люксембург, в Бельгию. В карликовую страну. Заживем безмятежно, с налетом домостроя.

— На что будем жить?

— Я свою инфу о будущем России могу предложить местной разведке. Или в какую газету. Пусть даже желтую.

— Кто тебе поверит? Посадят в дурку. Скрутят смирительной рубашкой. Дай бог, чтобы байковой.

— Ты права…

Выпили. Помолчали.

— Слушай, Серж, а Мотя на нас в ФСБ не настучит? Сейчас это в тренде? Стук-постук…

— Мотя? Ты чего? Он ненавидит вертикаль. Вот уж пятая колонна, так пятая колонна. Клейма негде ставить. Хотя…

В дверь позвонили.

На лестничной площадке стояли три цыгана:

— Хозяева, картошечка из Тамбова!

— Нужна нам картошка? — улыбнулась Тата.

— Уходим черным ходом! — обронил Летаев. — Все-таки настучал подлец… Бессребреник хренов.

— Сережа, это простые цыгане.

— Ага! С взглядом как через пулеметную щель. Не зря же я в Москву будущего закончил разведшколу. Больше ни одного вопроса. Бежим!

«Убить внутреннюю обезьяну» (издательство МГУ), 2018, «Наша Канада» (Торонто), 2016

4 мысли о “ПОПАДАНЕЦ”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *