ГОЛУБКА

На бережку

1.

Семён Парамонов спал на подоконнике.

Подоконник — славный, широкий, мраморный, ан все-таки подоконник, не кровать же.

Семён засыпал только на нем.

И парня можно понять.

Блестящий президентский имиджмейкер, он был уволен по сокращению штата почти в никуда.

С деньгами, жильем проблем не было.

Хвала небесам!

Квартирища в пол-этажа сталинского домины, весьма кругленькие суммы на многочисленных сберкнижках и магнитных карточках, многое другое…

Это не главное.

Еще совсем недавно лакеи чуть ли не красную дорожку под его лаковыми штиблетами стелили, каждое словечко на лету ловили. А теперь и дорожек не стелют и на его речи никто и ухом не ведёт.

Поэтому Сеня и засыпал только на подоконнике, с видом на Храм Нечаянная Радость.

И вот однажды, когда кремлевский отставник, весь в своих лютых обидах, дремал на своем спартанском ложе, в форточку впорхнула белая голубка. Приземлилась подле Сени, посмотрела на него морковными бусинками глаз. Ударилась о мрамор подоконника, предстала девушкой с русой косой до самого пола.

— Чего ты хочешь, мил человек? — мелодичным голосом вопросила.

 

2.

Уж месяц, как девушка-голубь, представившаяся Марией Крыловой, проживала у господина Парамонова, а тот всё никак не мог придумать заветное желание.

Чего только Маруся не предлагала для трудоустройства своего протеже.

И новые президентские выборы в России подгадать.

И в пресс-секретари к папе Римскому назначить.

Или оранжевый хитон надеть, да в Тибет отправить. Там воздух чистый, вода ключевая, уважение граждан.

От всего Сеня нос воротит.

— Чего ж ты хочешь? — спрашивает голубица.

— В жены тебя взять, — гундосит Сеня.

— Я же ангел, — розовеет Маруся. — Нельзя нам. Тем более, побывка моя на землице заканчивается.

И — правда.

Через пару деньков Маша ударилась о подоконник, обратилась белой голубкой, да и шасть в форточку, взвилась в небушко.

В этот же самый момент — звонок в Сенину дверь. Самый срочный курьер из Кремля с мажорной вестью.

Назначают опять Семена Парамонова центровым имиджмейкером президента.

Надел г-н Парамонов черный костюм с искрой, дорогущим галстуком шею затянул, да и вприпрыжку к Спасским воротам.

А там уж его, в дубовом зале, президент с распростертыми объятиями ждет. Молодой, подтянутый, на славу выбритый.

 

3.

Стал имиджмейкером Сеня работать, отпустила его грусть-тоска.

С президентом шахматные гамбиты разыгрывает, с охранниками костяшками домино стучит, с президентской тещей мудреный пасьянс раскладывает.

А чего ему?

Зарплата — супер, довольствие — закачаешься.

Друзья самых высших слоев, сливки, так сказать, хай-общества.

Чего тосковать-то?

Однако дура-тоска вновь запустила свои поганые коготки в сердце Сени.

Опять перебрался из кровати с лебяжьим пуховичком на подоконник.

Лежит, звезды считает.

И вот одним утром, голубка в форточку скользнула. Ударилась о мрамор подоконника, обратилась Марусенькой, с косой до пола.

— Чуяла я боль твою, — сказала Маша. — Чего тебе надобно?

— Будь со мной, — бубнит Сеня.

— Хорошо, — ответила голубца, коснулась Сениной макушки нежными пальчиками.

 

4.

И обратился Парамонов в белоснежного голубя. Правда, с чуть потрепанным хвостом и надкрыльниками.

Жили они на подоконнике, беды не зная. Запаса зерна, орехов — прорва. Знай, грызут себе, щелкают, с утра до вечера.

А ночью тулятся друг к дружке, милуются.

Утречком для променада и отменного пищеварения в небо взлетают, в лазури покувыркаться, крылышки на солнце погреть.

Маруся уж собиралась потомство высиживать, как опять захандрил ее суженый.

Променады в небушко совершать отказывается, от гречихи с рисом клюв воротит.

— Али я тебя не мила? — насторожилась Маша.

— Мила, — бурчит тот.

— Али ты нашим будущим деткам, птенчикам не рад?

— Рад. Чего не рад-то?

Задумалась Маруся, а потом ткнула крылом в Сенин лоб, а сама с печальным криком в небо взвилась.

Сеня же из птицы вновь обратился в хомо сапиенса.

Чу?! Звонок в дверь.

Из Кремля депутатская группа «Опоссум России».

Оказывается, за время пребывания Сени в голубином естестве, его рейтинг фантастически вырос, и теперь опоссумы смело выдвигают его в президенты РФ.

Помолодел сразу Сеня, лет на двадцать, желваками весело заиграл, да и бегом с депутатами в Кремль.

 

5.

Стал г-н Парамонов вертикалью РФ.

Власть в своих руках сосредоточил фантастическую.

Сам президент США его побаивается, первым по телефону звонит, заискивающим голоском о чем-то просит.

Япония предлагает свои острова в состав Российской Федерации ввести.

Китайцы — китайскую стену дарят, к экватору свои северные границы оттягивают.

Все хорошо, только опять захандрил Семен Семенович.

Спит теперь исключительно на кремлевском подоконнике, с видом на Спасскую башню.

Ждет Марию.

«Запах денег», «Анимедиа» (Прага), 2014, «Частная жизнь», 1997

4 мысли о “ГОЛУБКА”

  1. Артур, это же очень круто! Как вам так удается?! Спасибоооо! Доброго дня! И творчества, творчества, творчества!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *