ЕГИПЕТСКАЯ ГУБНАЯ ПОМАДА

1.

Как-то я брел по одной из московских улиц.

Вдруг на меня с одного лепного балкона блеснули милые женские глазки.

Я остановился и стал зазывно показывать даме свой коробок, в коем я транспортировал египетские товары.

Дела в институте Вулканологии шли неважно. На некоторое время мне пришлось стать коробейником.

Незнакомка ласково улыбнулась и поманила пальчиком.

— Я — представитель фирмы «Серебряный сфинкс», — начал я с порога, но женщина закрыла мне губы надушенной ладошкой и увлекла на водоналивной матрас.

Мы бурно занялись любовью.

Дама счастливо металась и кричала в постели. Я же, стискивая белые зубы, тоже чувствовал исключительный накал страсти.

Час за часом мы катали на мускулистых и плоских животах замороженную клубнику из двухкамерного холодильника «Русский пингвин», слизывали яичные желтки и взбитые вологодские сливки.

Тут дама вскочила и хлопнула в ладоши.

— Хватит! — горловым голосом сказала она. — Теперь скажи мне, кто ты и откуда?

 

2.

Я откашлялся.

— Что говорить? Печальный торговый мытарь. Еще недавно выдающийся ученый-вулканолог. Теперь же всякий может меня обидеть. Старухи обругивают меня капиталистом. Капиталисты меня дразнят уличной мелюзгой. Иногда…

— Довольно, — нахмурилась женщина.

Она рыдала…

Я заиграл желваками и спросил:

— А ты кто, красавица?

— Я? — переспросила испуганно дама.

Раздался оглушительный стук в дверь.

— Это мой муж! — вскликнула милая. — Быстро! Сюда!

И она указала мне на огромную винную бочку, стоявшую рядом с аквариумом, заселенным декоративными, однако весьма энергичными пираньями.

 

3.

Приход чужого мужчины никогда не вызвал у меня особой радости.

К тому же, этот мужлан явно тянул за центнер с гаком.

Он гремел по березовым шашечкам паркета какими-то немыслимыми сапожищами.

В его ушах и ноздрях нагло кустились смолистые кучерявые волосы.

— Люси! — непотребно заорал он с порога. — Чуют мои волосатые ноздри, здесь дух уличного торгаша?

— Что ты, Жорж, — оправдываясь, залепетала Люси.

Георгий жадно, почти со свистом втянул в себя комнатные пласты воздуха.

— Чёрт меня дери, если я не обоняю запах египетской губной помады! — завопил он.

И Жорж на твердых ногах уверенно направился к бочке.

 

4.

Вся жизнь в мгновение ока пронеслась в моей голове.

Вот я ловлю в пруду карасиков с подслеповатым дедушкой Ефимом.

Вот я с хромой бабушкой…

Вот с востроглазой индианкой Саламуфь…

Не успел я додумать о бабушке и Саламуфи, как мощная рука вытащила меня из бочки за шиворот.

Без сомнения, это была рука мужа прекрасной Люси, безобразного Жоржа.

— Ты кто такой?! — прогрохотал Жорж.

Деликатно вывертываясь из стальной хватки, я чеканно произнес:

— Фирма «Серебряный сфинкс» рада приветствовать вас. Наши товары отличаются ошеломляюще высоким качеством и потрясающе низкой ценой. Взять хотя бы эту бирюзовую помадку…

Жорж криво оскалился.

— Ну ты, болотный хмырь, — произнес он. — Не морочь мне мозги. Отвечай, как попал в бочку? А?!

— Жорж, я все объясню, — стильно поднялась с водоналивного матраца Люси. Она эротично повела бедрами и лодыжками.

— Женщина, молчи! — взвизгнул Жорж. — Ну? — он вновь повернул свое осатанелое лицо ко мне, Юре Козлову.

— Я вас испугался…

— Как ты оказался в моей квартире? — по-иезуитски сощурился Жорж.

— Продавал вашей супруге египетскую губную помадку, — я потупился.

 

5.

В комнату вошел, почти вбежал, маленький, горбатенький дедушка.

— Кто тут продает порожнюю винную бочку? — спросил он.

— Мы, — ласково сказала Люси.

— Только этот подлец, — Георгий Иванович неумолимо указал на меня, — испоганил ее своими ножищами.

Дедушка посмотрел на меня.

— А я знаю этого молодца, — со старческой мудростью в голосовых интонациях сказал он.

— Он — жалкий агентишка, приторговывающий египетской косметикой, — передернул кадыком Жорж.

— Не только, — лукаво залучился морщинками дед. — В Златоглавой он более известен как бабник и прощелыга. Он, то и дело, скрывается в порожних винных бочках, когда зазевавшиеся мужья ненароком приходят домой.

— Что? — задушено прохрипел Жорж.

— Так почем же будет ваша винная бочка? — вклинился замшелый старец.

— Вон! — заорал Жорж и, схватив дедушку за бороду с проседью, дал ему пинок в то место, кое располагается ниже спины, однако, упоминать кое в изящной словесности, вы уж поверьте, нет никакого смысла.

Старичина еще больше сгорбатился и серым крысаком вышмыгнул вон.

 

6.

Повисла латентная пауза.

— Конечно, может быть, я ничтожество, — наконец-таки произнес Жорж. — Я — стар и толст. У меня из ноздрей и ушных раковин растут волосы. Но я — человек. А не зверь и не птица! И у меня есть душа. И нежное любящее сердце!

— Кто спорит, Жорж? — растроганно произнес я.

— Чем ты занимаешься, Жорж?! — гневно воскликнула Люси. — Разве можно быть в таком бизнесе и требовать к себе уважения достойных людей?

Георгий задумался.

— Да, я поставляю кожу африканских носорогов, — медленно произнес он. — Да, мне жаль этих зверушек. Но ты сама, — Жорж указал на чувяки Люси, — носишь обувку из поставленной мной на российский рынок кожи новорожденного носорога.

Люси сбросила носорожьи чувяки и, упав на подвернувшуюся оттоманку, заревела белугой.

— Не плачь, — Жорж погладил ее русые волосы. — Если хочешь, я брошу свой постылый, хотя и весьма прибыльный бизнес? Скажу больше, я могу уйти, а ты свей семейное гнездо с этим неоперившимся павианом.

— Да на фиг он мне нужен! — фурией взвилась Люси. — Разве знает он мои часа от часа возрастающие потребности?!.. Юрика я полюбила лишь телом, а тебя, Жорж, я боготворю всей душой!

— Ах, Люси, — обескуражено молвил я, Юрий Козлов.

— Уходи, Юрка, — сказала Люси. — Если хочешь, я прикуплю у тебя парочку египетских губных помад. Жорж, выпиши, пожалуйста, чек!

Жорж небрежно достал из внутреннего кармана чековую книжку и выписал мне крупную сумму в египетских фунтах.

 

7.

Прошло несколько лет.

Я почти ежедневно забегаю к Люси и балуюсь с ней на водоналивном матрасе.

С Жоржем сдружился.

По вечерам мы пьем африканский кофе с ароматными глазированными крендельками, играем в шахматы, вспоминаем былое.

Я уже перестал разносить египетскую помаду, вновь с головой окунулся в увлекательный мир вулканологии.

Недавно Жорж предложил мне поехать в Кению браковщиком-приемщиком шкур носорогов.

Я раздумываю.

Винную бочку мы продали тому самому горбатенькому старичку-разоблачителю.

И сбыли, к бабке не ходи, за весьма приличную цену.

Еженедельник «Век», 1996

6 мыслей о “ЕГИПЕТСКАЯ ГУБНАЯ ПОМАДА”

  1. Твои рассказы можно перечитывать. Такой не многословный коммент)

  2. Как всегда, на высоте. Попробуй кто-нибудь другой туда добраться!

  3. Мне понравилось, интересный стиль. Рад буду и дальше знакомиться с Вашими произведениями.

  4. Как всегда, с наслаждением прочитал о новом (для меня) похождении знаменитого вулканолога. Да проза ли это? Написано явно каким-то фирменным стихом, поскольку хочется учить наизусть. Когда-нибудь я все тома его похождений прочитаю… Сколько всего таких новелл, Артур?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *