РОЗОЧКА

1.

Обратилась к московской знаменитости, парапсихологу Сергею Лазуткину. Сам он себя просил называть Сержем. Иностранный привкус сигнализировал о глобальности знания.

— Что же вас, матушка, привело ко мне? — прислонясь к дверному косяку, г-н Лазуткин скрестил на груди руки молотобойца.

— Я не матушка, а Розалия Моисеевна. Можно просто, Роза.

— Итак?

— Они все умирают.

— Человек, увы, смертен.

— Я говорю о своих возлюбленных.

— Сколько летальных исходов?

— Семь. Не считая бабушек и дедушек, дядек и тетей.

— Последний случай?

— Тибетский монах Рама.

— Ого! У вас сексуальные связи с монахами?

— До посвящения в сан гуру он был Васей Зозулиным. Промышлял подержанными авто в Балашихе. К нему обратилась, как к вам. Припала, так сказать, к стопам. Он меня обрадовал сообщением, что смерти нет. Есть лишь череда перевоплощений.

— Стара песенка…

Серж достал из стола пузырь виски «Белая лошадь». Хлебнул из горла.

— Сергей Игнатьевич, вы — алконавт? — вскрикнула Роза.

— Был. Иногда возникает душевный зажим, его нужно снять… Так от чего же умер этот, как его, Рама Зозулин?

— На баобабовой опушке его задушил молодой шимпанзе.

— Странная смерть.

— Ошибаетесь. В Тибете это сплошь и рядом. Во время весеннего ристалища шимпанзе принял Васю за самку. Тот, понятно, не дался.

Серж опять глотнул, с мучительной задумчивостью потер кадыкастое горло.

 

2.

Розочка лукавила. Полюбить себя, по совету гуру, как бога, ей удалось. Кушала только в элитных ресторанах. Покупала одежду и обувь в бутиках хай-класса. Денег на себя уходило много. Очень. Благо родственники и любимые все помирали и помирали, оставляя ей по завещанию имущество, движимое и недвижимое.

Нервы, правда, шалили. Роза истерически много ела. Предпочитала перепелов и куропаток. Обожала мучное. И не поправлялась ни на грамм. Хорошей же конституцией ее наградили покойные родители. Осиная талия, тяжелые груди, молодое лицо. Хотя ей под 40!

Вот, хохмы ради, влюбиться бы ей в Сержа. Занятно, какой он смертью помрет? Шагнет из окна своего офиса в Москва-Сити? Сунет голову в духовку газовой печи? Или же утонет в серной ванне Селезневских бань?

Пусть живет пока!

Роза пришла к Лазуткину в юбочке-мини, с серебристой молнией сзади. Пара ее длинных безупречных ног обтянута золотистыми чулками. Серж смущенно отводил глаза.

Ох, и от одноразового мужичка она бы не отказалась. В паху после отменной ресторанной еды разгорался Грааль. Но не похоть. Любовь! Пусть и одноразовая. Солнечный удар, да и только.

— Значит, возлюбить себя, как бога, так и не удалось? — Лазуткин кинул в рот какую-то таблетку.

— Частично. Однако они продолжают умирать.

По щеке Лазуткина змеилась алмазная капелька пота:

— После соития?

— Когда как.

 

3.

Лазуткин повертел над Розочкой зеркальный шар. Сканировал ее кармический столб. Сказал обидное:

— Плохи ваши дела, Розалия Моисеевна.

— Что так?

— Вы переступили черту. По моим прикидкам, вы являетесь всадником Апокалипсиса. Порядковый номер ваш — 666.

— Чушь! И коня-то нет. Лишь «Мазда». Да и та без наворотов.

— Молчите! У меня есть нечто, блокирующее лучи эгоцентризма. Эксклюзивный костюмчик.

— Что вы говорите?!

Лазуткин нырнул под стол, достал картонную коробку, а в ней костюм из колючей дерюги.

Брюки он поставил на пол. Они стояли! Экая плотная ткань.

— И как я буду носить? — Роза изумленно икнула.

— Ходить трудновато. А вот лежать — самое то. Можете спать. Наберитесь мужества, ткань немного покалывает.

— Результат терзаний?

— Найдете своего единственного.

— И он не того? К праотцам?

— Гарантирую. Хотите виски? Ну тогда я сам.

 

4.

Дома натянула дерюгу. Будто стекловолокно. Глянула в зеркало. Ба! Вылитое огородное пугало.

Легла на тахту. Стала вспоминать возлюбленных. Любопытно, что ни одного из них она в гробу не видала. Все они как-то умудрялись отходить вдали от нее.

Сколько же еще лежать в этом колючем скафандре?

Отмучалась часа два.

В дверь позвонили.

Приникла к глазку.

На пороге, переминаясь с ноги на ногу, стояла ее первая юношеская любовь, Олег Байбаков. Мастер спорта по прыжкам с парашютом. Вот парашют-то его и не раскрылся где-то на полигоне под Воронежем. Было это тому лет двадцать назад.

— Кто? — прошептала Роза.

— Конь в пальто, — хмуро пошутил Байбаков.

— Ты же того?

— Живее всех живых. Отпирай!

Прикиду Розалии Олег не удивился. Только сыронизировал:

— Поступаешь в отряд космонавтов?

— Типа того…

— Ясно! А ведь парашют мой тогда раскрылся. Просто я хотел от тебя дистанцироваться. Напрягаешь ты меня, детка. Энергетический вампир ты.

— Зачем явился?

— Расставить все точки над «i». Как знать, может зря тогда тебя бросил.

— Я переоденусь?

Роза вернулась в черных брюках и черной же водолазке.

— Одета, как вампир! — усмехнулся Олег.

— Траха не будет.

— Сам не хочу.

 

5.

И что вы думаете, к Розе вернулась вся гирлянда ее кавалеров. Они чуть расталкивали друг друга локтями.

Олег, Василий, Глеб, Георгий, Митяй, Егор… Всех и не перечислишь. Даже удавленный макакой, и тот оказался живой…

Конечно, Роза могла бы и не надевать этот дерюжный костюм, прервать череду возвращений псевдо-жмуриков, ан женское любопытство удерживало от опускания занавеса.

А дальше стали воскресать из мертвецов ее родственники. Оказывается, они тоже сымитировали свою кончину, отписав Розе все движимое и недвижимое имущество.

— Баста! — удовлетворив дамскую пытливость, Роза ринулась к Сержу Лазуткину.

Тот в своих апартаментах ходил в черном трико с золотыми лампасами, посасывал чубук вишневой трубки.

— Иногда они возвращаются, — усмехнулся горько.

— Не хочу! К чёрту!

— Верните костюм.

— Вдруг они опять начнут умирать.

— Тогда оставьте.

Роза задумалась:

— Есть тут один… Олег Байбаков. Мне он до сих пор люб.

— Вот и сойдитесь. Виски? Коньяк?

— Лечитесь от алкоголизма!

 

6.

Минул год с лишним.

Розочка выскочила за Олега замуж. Понесла плод. В крестные отцы решили позвать Сержа Лазуткина.

Как все срослось?

Очень просто.

Олег Байбаков попросил примерить чудо-костюм. Примерил. И тут с ним случилась метаморфоза. Он запил. Причем, по-черному. Выйдя из запоя, стал писать фантастические романы. Деньги обрушились, будто стихия Ниагарского водопада. Сам Голливуд, в лице Стивена Спилберга, проявляет интерес, предлагает переехать на ПМЖ, пока, правда, только по зеленой карте.

Да! Чуть не забыл.

Роза отписала обратно всем воскресшим родственникам их жилплощадь. Зачем ей? Живая наличность и так капает. Гонорары мужа, скажем прямо, нешуточные.

Серж же Лазуткин со спиртосодержащими продуктами решительно завязал, перешел на кефир и квас.

«Убить внутреннюю обезьяну» (издательство МГУ), 2018,  «НАША КАНАДА» (Торонто), 2018, «KONTINENT» (Чикаго), 2015