ЗОЛОТАЯ ЖИЛА

 

1.

У Генки Петухова открылся дивный дар, снимать людей не скособоченными и сморщенными, с брюшком и мешками под глазами, а светлыми, эталонно красивыми.

Гена пасся у памятника А.С. Пушкину, на Тверской. Считался типичной заурядностью. Но тут его клиентура, после получения фоток, просто завизжала от восторга.

Именно таким, возвышенным, добрым и загадочным, каждый себя и видел.

Сразу же образовалась, бурлящая радостью, очередь.

Чем гаже был человек, тем яростнее жаждал себя запечатлеть для потомков.

Денежки хлынули!

Называться он стал не просто Генкой, а Геннадием Дмитриевичем. Не уличный шатун с фотиком, а салонный мастер.

Открыл у Белорусского вокзала мастерскую «Золотая жила», принялся окучивать богатеньких буратин.

К нему косяком поперли адвокаты, политики, барышники нефти и газа, элитные политики, звезды эстрады со сбитой сексуальной ориентацией и пр.

Москва вздрогнула. Бомонд загудел мохнатым шмелем.

Высший свет наконец-таки рассмотрел себя сам.

Приехали, гремя золотыми крестами, на шестисотых бандиты.

Щелкая бандюков, Петухов нервничал. Не понравится, прошьют калашом.

Пришлось по вкусу!

Крестный отец Солнцева подарил Генке платиновый перстень с барельефом оскаленного черепа. Снял со своего пальца!

Ночью к Генке на черным машинах подкатил спецназ. Повезли мастера в Кремль. Снимать самого Президента.

И ведь снял же!

Президент от восторга прослезился. И наградил Генку орденом Заслуг перед отечеством. Правда, самой мизерной степени.

 

2.

И вот что поразительно! Преображенные на фото люди на самом деле становились лучше. Вор стеснялся воровать. Адвокат врать. Бизнесмену становилось совестно обувать своих сограждан.

Россия воспряла.

Честность, гласность, кротость — вот что стало девизом.

Западные инвесторы оказались в шоке. В благостном шоке.

Золотые реки потекли в закрома нашей Родины.

А с деньгами-то, чай, хорошо!

Взметнулись стены диковинных заводов. Мосфильм получил заказ от Голливуда. Отправилась экспедиция на Марс. Поголовье осетров разительно вымахало.

Русь так резко и озорно стала с колен, что Китай смущенно потупил свои узкие очи.

И всё Петухов!

Геннадий Дмитриевич…

Молодчага!

Его заслуга.

 

3.

Страна расцветала ни по дням, а по часам.

Мы, именно мы, стали затаривать глобальный рынок мощными автомобилями «Москвич», домашними кинотеатрами «Садко», фантастически ёмкими холодильниками «Нано-Арзамас».

Что говорить? Даже глава «Микрософта», Билл Гейтс стал работать на компе русской фирмы «Зорька». Он отличались объемными жесткими дисками, завидной оперативкой и национальным, несколько скоморошьим, дизайном.

Это все так… Но, увы, еще далеко не все сограждане были окучены великим Генкой.

В медвежьих углах еще остались подонки.

Геннадия Дмитриевича опять вызвали к Президенту РФ.

Глава государства сжал Генкину руку стальной хваткой и кивнул на золототканую софу.

Присели.

— Гена, — сказал Президент задушевно, — спасай Отчизну!

Генка длинно сглотнул.

— Стань штатным фотографом управления по делам Президента, — всенародный избранник стукнул стальным ребром ладони по ручке софы. — Перефотографируй всех… Кто откажется сниматься, не наш. В двадцать четыре часа кувырком из России.

— Когда? — Гена всем телом подался вперед.

— С этой самой секунды.

 

4.

Генку поселили в Спасской башне. Там же оборудовали и мастерскую.

Очередь к маэстро выстраивалась такая же, как раньше в мавзолей к кровавому дедушке.

Высокий дар Петухова заматерел и засверкал бриллиантом.

Бандиты после сеанса уходили в Соловецкую обитель. Политик с мерса пересаживался на велосипед «Орленок» и начинал разводить почтовых голубей. Эстрадная звезда, если она женщина, вспоминала о святом материнстве и рожала детей. Профессиональный боксер, злобный мудак, бросал свое зубодробительное ремесло и уходил в пчеловоды.

Сам Президент, увидав себя просветленным, стал вязать детские носки из козьей шерсти.

А как расцвела остатняя Русь!

В сиротских приютах повара намазывали чадам толстым слоем черную икру.

Америкосы, погрязшие в дерьме коррупции, кусали от зависти локти.

Они однако подсуетились, попросили приехать Генку к себе. Сделать десяточек снимков.

— Негоже лить воду на мельницу конкурентов, — сказало Гене родное правительство.

— Да какие они конкуренты?! В ногах валяются?!

— М-да… Но всё-таки…

 

5.

То ли от неувязок с правительством, то ли от усталости, то от еще чего, Генка надорвался. Сказочный дар его стал глохнуть.

Народ на фотках стал походить на самих себя.

Дальше — больше!

В Генке проснулся какой-то глумливый талант.

Косоглазый выходил одноглазым. Хромой безногим. Безобидный чудак — клиническим мудозвоном…

Бремя карикатуриста чугунной плитой легло на плечи русаков.

Сограждане вздрогнули.

Президент же терпел, терпел, а потом крепко задумался.

Вызвал Геннадия Дмитриевича и говорит:

— Хочешь всех разоблачать и разделать под орех? Погубить Россию?

Генка от испуга все свои сатирические порывы загнал в дальний угол. Стал искать радость.

И — не нашел…

Россияне выходили на снимках точно такими же, как и в жизни. Ну, скажем честно, не очень…

Карьера полетела, как поезд с откоса.

Генку попросили срочно освободить Спасскую башню.

Президент, когда Генка убирался с манатками, даже не вышел поручкаться.

Петухов ретировался в свою махонькую квартирку в Марьиной Роще. И каждое утро опять выходит к памятнику А.С. Пушкина. На будущее свое смотрит с оптимизмом. Дивный дар, чуть погодя, как пить дать, проснется.

«Запах денег» (Анимедиа, Прага), 2014,  «Частная жизнь», 2001