ОСНОВНОЙ ИНСТИНКТ

Все чудные части Мэри были причудливо разбросаны на тахте. Там — рука, там — нога. Мэри спала, поэтому самое время сказать, что отец девушки являлся индейцем, а мать креолкой. Взрывная смесь! Бешеная красота!

В бунгало, а именно в нем спала Мэри, опасливо озираясь, вошел русский бизнесмен, находящийся в США по своим интимным делам, можно сказать на отдыхе, Парамон Локтев.

Парамоша явно задумал недоброе. Половицы под ним омерзительно визжали. Нувориш передернул мужественной ягодицей. Еще бы не волноваться, ведь он пришел убить Мэри. Она изменяла ему.

Г-н Локтев прихватил с собой обкиданный еще в Москве бумеранг и, на всякий случай, обоюдоострый стамбульский нож.

Теперь, пока Мэри спит, а Парамоша крадется по визжащим половицам, самое время узнать немного больше о визитере. В городе Томске он больше известен под прозвищем Парамон Потрошитель Кур. Парамон не может пропустить ни одной курицы, он тут же мечет в нее свой бумеранг. Уральцы чуть не вымерли от голода — Парамоша перебил всех пернатых.

И вот тот самый грозный Парамон вошел. Половицы закатывались в истерике, мышцы ягодиц то напрягались, то легко сбрасывали напряжение. Бизнесмен был похож на горного барса и на взбешенного бизона. Несмотря на это — Мэри спала. И, представьте себе, видела райские сны.

Вот она с дядюшкой Томом рубит мачетой сахарный тростник. Вот разделывает каракатицу, ухахатываясь от несколько сального анекдота дядюшки Тома, который к тому же уже начал лысеть. Вот… Впрочем, довольно.

Парамон остановился. На секунду ему стало жаль столь живописно раскидавшую свои части тела Мэри. Ведь он еще любил ее. Но Парамон подавил жалость, взял себя в руки и рукой же замахнулся бумерангом. Кстати, от его бумеранга нашли смерть все кенгуру Зауралья. Лишь несколько животных спаслось, запросив политическое убежище в Австралии. Парамона бы лучше было прозвать — Парамон Потрошитель Кенгуру.

Мэри сладко потянулась. Она созерцала сны райско-блудливые. Любовь сразу с двумя. С громадиной Олдом — негром из Манхеттена, и с мексиканцем Санчесом, маленьким и вертким, в соломенной шляпе, то и дело пускающим в ход свой револьвер 45-го калибра. Мэри совсем расслабилась в дреме и не видела, как Парамон коварно замахнулся своим бумерангом.

А Парамон и в самом деле замахнулся, но тут в комнату выскочил… индейский петух, носящий почему-то русское имя Гриша. Роскошные перламутровые перья. Легкий бег. Чистое дыхание. Лиловый глаз. Пока Парамон замахнулся, а Гриша выскочил в комнату, самое время сказать, что Мэри в минуты досуга кормила петуха с руки, смазывала его гребешок оливковым маслом.

Итак — Парамон замахнулся.

Узкие ноздри парня кровожадно раздулись. Используя свой прежний замах, он метнул бумеранг в Гришу.

Петушок рухнул, как подкошенный.

И вот тут-то, наконец-таки, проснулась Мэри.

Доброе утречко!

Гуд монинг!

Здрасьте…

Чуть не проспали самое главное!

Глаза девы были чисты и прекрасны. Голубые и карие одновременно. Мэри мгновенно оценила случившееся, выхватила из-под водоналивного матраца винчестер тридцатого калибра и четко разрядила обойму в Парамона.

Незадачливый Парамон рухнул, как мыслящий тростник.

Мэри подошла к окну, божественно-таинственная в своей наготе, погладила изящно сформированные груди, еще не успевшие в полной мере испить мед любви. К девушке подскочил петушок, ласково потерся о ноги с золотистым пушком. Оказывается Гриша ловко имитировал падение.

Ай-да, умница!

Мэри по привычке покормила петушка с руки чечевицей и, дремотно потягиваясь, слегка виляя умопомрачительными бедрами, отправилась пить утренний апельсиновый джус.

Самое время спросить — умер ли Парамон? Да, умер. Он умер, как подобает настоящему герою, наповал сраженный пулей тридцатого калибра.

Мэри, конечно, была полностью и безоговорочно оправдана судом американских заседателей и отправлена женсоветом штата Колорадо на Гавайские острова, отдыхать. Если вы будете там, то обязательно сойдетесь с ней на короткую ногу.

Как узнать Мэри?

Проще простого!

Подле нее всегда прыгает перламутровый петушок Гриша и тут же, рядом с женщиной и ее крылатым спутником, мужественно переваливается с ноги на ногу уже начинающий лысеть дядюшка Том, с мачетой в руке.

«Записки плейбоя» (изд. «Гелеос»), 2007, газета «Неделя», 1995