Архив рубрики: Сценарии

Мультфильм «ЖИЗНЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ»

Альфа-самец

 

 

КУТУЗОВ И НАПОЛЕОН

Огромное поле. Лопухи и ромашки. По бокам — густой лес.

Одноглазый Кутузов мудро спит на одноглазой лошади.

Перед ним на вороной кобыле — Наполеон.

Наполеон со свистом рубит саблей воздух. Пытается разбудить Кутузова.

Но спит одноглазый Кутузов. Спит и его одноглазая лошадь.

Тогда Наполеон вгоняет в коня острейшие шпоры.

Скакун становится на дыбы и оглушительно ржет.

Но спит одноглазый Кутузов. Лишь кобыла фельдмаршала вяло передернула ушами.

Заслышав оглушительное ржание коня Наполеона, из чащобы, валя плечом вековые деревья, вышла баба-партизанка, с дубинкой за поясом.

Баба вынула дубину и принялась лупцевать Наполеона.

Француз в смертном ужасе помчался на трусливо оглядывающемся коне вон из России.

Замелькали всполохнутые куры, из глубоких луж с визгом выскакивающие свиньи, замельтешили красные морды продавцов самоваров и полосатые верстовые столбы.

Кутузов и его кобыла проснулись.

Кутузов достал из сюртука кусок сахара и дал лошади.

Кобыла, подмигнув фельдмаршалу одним глазом, с хрустом разгрызла медовый рафинад.

 

 

ИВАН ГРОЗНЫЙ И ЕГО СЫН

Иван Грозный приходит в покои сына.

Палаты щедро заклеены постерами заморских певцов: Мадонна, Пресли, «Битлз» и т.д.

Гремит музыка, художественно взвизгивает Майкл Джексон.

Иван Грозный что-то говорит сыну, но не слышно ни слова, все заглушает истошная музыка.

Сын не обращает на отца ни малейшего внимания.

Он отбивает красными сапожками чечетку на дубовых половицах.

Иван Грозный призывно трясет сына за плечо, из-за стены грохочущей песни по-рыбьи немотно шевелит губами.

Но тот лишь отмахивается от отца. Затем одевает наушники.

Гневно сверкнув очами, Иван Грозный выхватывает из-за пояска скипетр и резко опускает его на голову не в меру музыкального сына.

Окровавленный отпрыск  валится на дубовый пол.

Иван Грозный садится подле бездыханного тела.

Горестно забрав бороду-клинушек в кулак, безутешно подскуливает Майклу Джексону.

 

ПЁТР I И БОРОДЫ

В сапогах с высоченными ботфортами бежит по улицам Москвы Петр I.

В руках у него угрожающих размеров ножницы.

Перед ним, как зайцы, кубарем прыгают бородатые купцы.

Один купец, спасаясь от Петра, протискивается в узенькое подвальное окошко.

Другой карабкается по пожарной лестнице.

Третий сигает в темную подворотню.

Но от Петра I не уйдешь!

Настигнув купца, он хватает его за шиворот, единым щелчком ножниц отстригает бороду и лишь затем отпускает на волю.

По-детски всхлипывающие безбородые купцы потерянно разбредаются восвояси.

Много купцов обидел Петр I.

Увидел такое безобразие городовой, взял Петр I под локоток и повел за собой.

Но даже и без пойманных купцов царь-государь не может удержаться, все щелкает и щелкает ножницами в воздухе.

Рассудительный городовой отвел Петр I в цирюльню.

Парикмахер подал Петру белый халат.

В кресло к царю сел густо заросший мужик.

Петр I с наслаждением принялся стричь его.

В окна цирюльни с трепетом заглядывают бородатые и безбородые купцы.

 

 

ПЁТР I РУБИТ ОКНО В ЕВРОПУ

Пустырь. Колючки густо разросшегося репейника. Пробегает собака на трех ногах.

По пустырю размашисто идет Петр I с сушеным крокодилом под мышкой.

Петр I упирается в высоченную деревянную стену.

За  царем упирается в стену и Меншиков, с лотком пирожков на шее.

Увидев Петра, Меншиков достает из кармана сапожную иглу и протыкает себе щеку.

Петр I выхватывает из ботфорты топорик и кидает Меншикову.

Меншиков на лету ловит его, сбрасывает лоток с пирожками и принимается рьяно рубить стену.

Шум, щепки летят!

Сзади подбредают пугливые купцы.

Меншиков прорубает в стене дыру. Из дыры хлещет изумрудная вода.

Еще один удар и стена лопается вдоль. Сквозь разъем летят роскошные француженки в кружевных панталонах, тореадор с быком, Коперник с глобусом и т.д. и т.п.

Петр I вкладывает два пальца в рот, пронзительно свистит.

Меншиков выдирает из стены мощную балку. Стремительно обтесывает.

И вот уже срублен великолепный корабль с Андреевским флагом.

Петр I и Меншиков запрыгивают в корабль.

Грозно нахмурив брови, Петр манит робко жмущихся друг к дружке купцов.

Те грузно, чуть не потопив посудину, заполняют палубу.

Корабль, раздув алые паруса, гордо направляется сквозь разлом в стене к верхушке виднеющейся вдалеке Эйфелевой башни.